Служение

Дата публикации:5 Мая 2018

Митрополит Даниил совершил Литургию в день памяти Бутовских новомучеников

Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил 5 мая совершил Литургию и панихиду в Ильинском кафедральном соборе столицы Поморья. В этот день — четвертую по Пасхе субботу — Православная Церковь поминает Собор новомучеников, в Бутове пострадавших.

Бу­тов­ский по­ли­гон сегодня на­хо­дит­ся в чер­те Моск­вы, это ме­сто мас­со­вых за­хо­ро­не­ний жертв репрес­сий XX столетия. С августа 1937 г. по октябрь 1938 г. там расстреляли и захоронили более 20 тысяч человек. Око­ло ты­ся­чи из них убиты за ис­по­ве­да­ние православной веры. Многие из них впоследствии ка­но­ни­зи­ро­ва­ны. В Рос­сии нет дру­го­го ме­ста, где по­чи­ва­ли бы мо­щи та­ко­го мно­го­чис­лен­но­го со­бо­ра свя­тых.

«Светский человек видит в этом страшную трагедию, ведь неповинные люди были расстреляны, — сказал в проповеди митрополит Даниил. — В глазах же христиан это не трагедия, а милость Божия. Господь дал возможность этим людям перейти в вечность в качестве мучеников. О такой участи молились христиане во все времена — чтобы Господь сподобил мученического венца. Новомученики и исповедники убелили свои одежды кровью за Христа — это величайшая милость Божия!»

Однако, по словам владыки, страдальческая кончина не всем принесла венцы спасения: «Люди, которые подогревали в себе зло, ненависть к доносчикам, к мучителям и палачам, с этим злом уходили в Вечность. Святые уходили по-другому — они благословляли гонителей, они не отвечали злобой, а, как Христос, со смирением шли на заклание. Подвиг мучеников и исповедников в том, что они старались не взять с собой в Горний мир злобу, обиду, негодование, возмущение. Они простили своих палачей, и за это Господь сподобил их венцов нетления!»

Отметим, что возглавляет собор бутовских святых священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Ленинградский. Также среди сонма расстрелянных — последний наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кронид (Любимов) и священник Владимир Амбарцумов, один из основоположников преподавания для глухонемых, дед настоятеля храма Новомучеников и исповедников Российских в Бутове.

Мас­со­вые рас­стре­лы 1937-1938 го­дов ста­ли след­стви­ем ре­ше­ний По­лит­бю­ро ВКП(б) и при­ка­зов нар­ко­ма внут­рен­них дел Ежо­ва о борь­бе с вра­га­ми на­ро­да.

Рас­стре­лы на Бу­тов­ском по­ли­гоне про­из­во­ди­лись по по­ста­нов­ле­ни­ям внесудеб­ных ор­га­нов: «трой­ки» Мос­ков­ско­го УНКВД, ре­же – ко­мис­сии, состо­яв­шей из нар­ко­ма внут­рен­них дел и про­ку­ро­ра СССР – «двой­ки». На Бу­тов­ский по­ли­гон осуж­ден­ных до­став­ля­ли из мос­ков­ских тю­рем: Таганской, Сре­тен­ской, Бу­тыр­ской, а так­же из рай­он­ных тю­рем Мос­ков­ской об­ла­сти и из Дмит­ла­га – огром­но­го ла­гер­но­го объ­еди­не­ния, предназначенного для стро­и­тель­ства ка­на­ла Москва-Вол­га.

По­сле при­бы­тия на Бу­тов­ский по­ли­гон осуж­ден­ных за­во­ди­ли в ба­рак яко­бы для сан­об­ра­бот­ки. Непо­сред­ствен­но пе­ред рас­стре­лом объ­яв­ля­ли при­го­вор, све­ря­ли дан­ные и на­ли­чие фо­то­гра­фии. При­ве­де­ние при­го­во­ра в ис­пол­не­ние осу­ществ­ля­ла од­на из «рас­стрель­ных ко­манд» – груп­па из 3-4 офи­це­ров спец­от­ря­да, как пра­ви­ло, лю­дей со ста­жем, слу­жив­ших в ор­га­нах ОГПУ-НКВД со вре­мен Граж­дан­ской вой­ны, имев­ших пра­ви­тель­ствен­ные на­гра­ды. В дни осо­бо мас­со­вых рас­стре­лов чис­ло ис­пол­ни­те­лей уве­ли­чи­ва­лось.

На казнь из ба­ра­ка вы­во­ди­ли по од­но­му, каж­дый па­лач вел свою жерт­ву к краю рва, стре­лял в за­ты­лок с рас­сто­я­ния не бо­лее мет­ра и сбра­сы­вал те­ло в тран­шею. Пер­вое вре­мя рас­стре­лян­ных хо­ро­ни­ли в неболь­ших ямах-могильни­ках, ко­то­рые ко­па­лись вруч­ную. С ав­гу­ста 1937 го­да, ко­гда каз­ни в Бу­то­ве при­ня­ли неви­дан­ные в ми­ро­вой ис­то­рии мас­шта­бы, экс­ка­ва­то­ры карьер­но­го ти­па выкапы­ва­ли для этих це­лей тран­шеи ши­ри­ной и глу­би­ной в 3 метра, дли­ной от 150 метров.

За день в Бу­то­ве ред­ко рас­стре­ли­ва­ли ме­нее 100 че­ло­век, бы­ва­ли дни (как, на­при­мер, 28 фев­ра­ля 1938 го­да), ко­гда каз­ни­ли бо­лее 500 че­ло­век. Ино­гда при­го­во­рен­ных рас­стре­ли­ва­ли в мос­ков­ских тюрь­мах, а на Бу­тов­ский по­ли­гон при­во­зи­ли толь­ко для за­хо­ро­не­ния.

С се­ре­ди­ны Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в Бу­то­ве рас­по­ла­гал­ся ла­герь для во­ен­но­плен­ных, рабо­тав­ших на стро­и­тель­стве Сим­фе­ро­поль­ско­го шос­се и на кир­пич­ном за­во­де. В 1949 – на­ча­ле 1950 го­да вбли­зи по­ли­го­на был вы­стро­ен по­се­лок из трех до­мов, в двух из ко­то­рых по­се­ли­лись со­труд­ни­ки НКВД, в тре­тьем рас­по­ло­жи­лась спец­шко­ла для офи­це­ров внут­рен­них служб стран Во­сточ­ной Ев­ро­пы.

В се­ре­дине 50-х го­дов «спец­зо­на» бы­ла лик­ви­ди­ро­ва­на. Сам по­ли­гон, где на­хо­ди­лась ос­нов­ная часть за­хо­ро­не­ний, об­нес­ли глу­хим де­ре­вян­ным за­бо­ром с на­тя­ну­той по­верх него ко­лю­чей про­во­ло­кой. По кра­ям «зо­ны» воз­ник дач­ный по­се­лок НКВД, в ко­то­ром раз­ре­ша­лось стро­ить толь­ко легкие од­но­этаж­ные да­чи без фун­да­мен­тов и по­гре­бов.

В на­ча­ле 70-х го­дов в во­сточ­ной ча­сти Бу­тов­ско­го по­ли­го­на раз­би­ли яб­ло­не­вый сад, об­но­ви­ли об­вет­шав­ший за­бор во­круг.

До 1995 го­да тер­ри­то­рия на­хо­ди­лась в ве­де­нии ФСК-ФСБ и тща­тель­но охра­ня­лась. В июне 1995 года в Бу­то­ве в по­ход­ном па­ла­точ­ном хра­ме Всех Святых, в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших, бы­ла от­слу­же­на пер­вая Ли­тур­гия, ко­то­рую воз­гла­вил рек­тор Пра­во­слав­но­го Свя­то-Ти­хо­нов­ско­го Богословского ин­сти­ту­та про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Во­ро­бьев.

На­чи­ная с 1994 го­да го­ря­чее уча­стие в де­ле уве­ко­ве­че­ния па­мя­ти пострадавших в Бу­то­ве при­ни­ма­ла внуч­ка рас­стре­лян­но­го здесь священномученика Се­ра­фи­ма (Чи­ча­го­ва) игу­ме­ния Се­ра­фи­ма (Чер­ная).

Празд­но­ва­ние Собора Бутовских новомучеников вне­се­но в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II 3 сен­тяб­ря 2003 го­да.

 




Публикации