Закрытие Свято-Троицкого женского монастыря в 20-е годы 20 века

Закрытие Свято-Троицкого женского монастыря в 20-е годы 20 века

10.08.2006

Как уже сообщалось на страницах "Важского края", 22-24 ноября 2005 года в Шенкурске в рамках празднования 85-летия Шенкурского районного краеведческого музея прошла научная конференция "Важский край: из глубины тысячелетий к нашему времени". В числе других докладов на этой конференции прозвучал доклад сотрудника шенкурского музея Светланы Николаевны Кузнецовой "Закрытие Свято-Троицкого женского монастыря в 20-е годы 20 века", основанный на материалах Государственного архива Архангельской области. Ниже мы публикуем этот доклад.

Со времени своего образования вокруг церквей Троицкой и Екатерининской в 1664 году Свято-Троицкий женский монастырь пережил разные состояния. Было для него хорошее время, когда он, вскоре после основания его инокиней Марфой, получал царские дары и пожертвования вельмож и богатых людей. Было у него и неблагоприятное время, когда признанный через 100 лет бедным и упраздненный в Троицкую Белохрамную церковь, опять восстанавливается, но уже как Свято-Троицкий заштатный мужской монастырь, терпел всякого рода лишения и бедствия. Пожар 1857 года уничтожил церковные и монастырские строения, вместе с тем погиб монастырский архив, драгоценности, грамоты.
Монастырь за столетний период управления его монахами дошел до жалкого состояния, при котором даже богослужения в течение двух лет в нем не совершались, за неимением храма. Затем, по обращении мужского монастыря в женский, в 1865 году под заботливым управлением настоятельниц клонившийся к упадку монастырь постепенно начинает благоустраиваться. За два года монахини сумели довести до конца постройку главного храма во имя Святой Живоначальной Троицы, заложенной еще монахами в 1853 году.
В новый век монастырь вступил в цветущем виде. Его украшал главный храм: в верхнем этаже с главным престолом во имя Троицы, в нижнем этаже - в честь Покрова Божией Матери и одноэтажный храм во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких Чудотворцев с двухэтажным келейным корпусом. К 1906 году в монастыре было отстроено 6 деревянных корпусов, деревянный флигель и 5 хозяйственных строений. Весь монастырь обнесен каменной оградой, за которой находился корпус для приема странников, недалеко от монастыря находилось два священнических дома.
Декрет советского правительства о свободе совести, церковных и религиозных обществах отделяет церковь от государства. В декрете говорилось, что "никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью: здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются по особым постановлениям местной или центральной государственной власти в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ".
В 1919 г. уездный исполком провел муниципализацию церковных зданий города Шенкурска. Три монастырские каменные церкви (в том числе одна кладбищенская) на определенных договорных началах переданы культу верующих в бессрочное и бесплатное пользование "с условием содержания их в исправности и использованию по прямому назначению", хотя сами здания оставались собственностью Советской власти и контролировались ею. Программа коммунистической партии в области религиозных отношений была направлена "на освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков". При этом, как было сказано в программе, необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих. "Необходимо выработать формы и методы ликвидации предрассудков, учитывая особенности различных национальностей" - из резолюции двенадцатого съезда РКП (б). Так с 1923 года в Шенкурске начались целенаправленные обследования зданий монастыря с целью его ликвидации. Для этого при Шенкурском исполкоме создавались комиссии, наделенные определенными полномочиями. Их было несколько:
В 1923 г. - комиссия по проверке, учету и определению состояния годности церковных помещений и всего церковного имущества, находящегося в муниципализированных домах. В состав комиссии входили представители комхоза, Уступравы, представители ВИК из уезда, представители культа верующих.
В 1924 г. - комиссия по ликвидации Свято-Троицкого монастыря, состоящая из трех человек, с ограниченным сроком работы 2 недели.
В 1925 г. - образована комиссия по ликвидации церковного имущества бывшего монастыря.
О последнем периоде жизни монастыря мы узнаем из документов советской власти: докладной записки, постановлений губернского и уездного исполкомов, из протоколов заседаний, актов работы комиссий.
Так, после обследования здания в 1923 г. комиссией установлено, что "нижний этаж используется не для религиозных целей, а для житья монахинь" (до 15 человек); здание не ремонтируется (":ветром снесло часть железной крыши, краска опрела, внутри печи требуют ремонта, снаружи стены - штукатурки и побелки; в летних рамах выбито 100 стекол и часть в зимних; ограда кругом церквей обвалилась:".
Уездный исполком сразу же ходатайствует перед губернским исполкомом о закрытии церкви ввиду невыполнения культом верующих договора-соглашения. Дополнительно указывая, что "в целях концентрации всех отделов в одном месте:все госорганы, за исключением военкома, местхоза, финотдела, переведены в монастырские корпуса. Помимо того, что колокольный звон нарушает спокойную работу этих учреждений, а особенно отражается на проводимых заседаниях, присутствие в районе функций госучреждений богослужений, а самих монахинь в особенности, вредно отражается на политических и религиозных взглядах посетителей госучреждений".
17 июля 1923 г. губернский исполнительный комитет "дал согласие, но ШенУИК своевременно данное постановление в жизнь не провел, ограничиваясь предупреждением об устранении замеченных дефектов условно, в противном случае будет закрыто". Отказываясь от ремонта собора, верующие предпринимают решение организовать свой самостоятельный приход Свято-Троицкой церкви, выйдя из состава общегородского коллектива верующих.
Взаимоотношения Советской власти и верующих были накалены, как пишет председатель Шенкурского Уисполкома Щеголихин в докладной записке в ГИК: "Наше направление верующим не нравится, но мы считаемся с местными условиями и держим определенный курс в своей работе". Под местными условиями подразумевается то, что "церквей для службы религиозных обрядов в городе большая доля излишествует и что богомольцев, кроме стариков, весьма мало фактически посещающих церковь:". Поэтому была создана ликвидация комиссии Свято-Троицкой церкви.
В 1924 г. проведена проверка здания, выявлено нарушение договора по пунктам 1 и 2 - "квартира" из церкви не упразднена, хранятся посторонние вещи, пункт 4 - "замыкание слабое", "имущество под охраной двух монахинь (одна из них престарелая), поэтому имущество не гарантировано от ограбления", пункт 5 - нет инвентарной книги.
Таким образом 21 января договор-соглашение с верующими расторгнут, комиссией в присутствии священника Родимова от монахини Личковой получены ключи от церкви в количестве 7 штук, а 23 января 1924 г. президиуму УИК написана докладная, в которой "комиссия считает с настоящего момента бывшую монастырскую ликвидированной". Двери церкви были опечатаны. Верующие в защиту своих прав в 1924 г. обращались во ВЦИК. Об этом нам становится понятно из докладной записки Шенкурского исполкома губернскому по этому заявлению, где ШенУИК дает пояснение своим действиям по поводу закрытия монастыря, считая их правильными, а здание монастыря считает целесообразным оставить в сохранности пустующим, т.к. "с образованием Важского округа с центром г. Шенкурск при районировании (не более как через год) помещения: приспособить для государственных целей". Остается под вопросом тот факт, получили ли верующие ответ от ВЦИК, так как постановление губернского исполкома для уездного о ликвидации монастыря основывалось на циркуляре ВЦИК от 1924 года, в котором ВЦИК просит направить фотоснимки здания с внешней и внутренней сторон после его переустройства.
Переустройством здания власти стали заниматься только в 1926 г. Сначала нужно было решить вопрос с колоколами и имуществом монастыря. В 1925 г. местхоз, в чьем ведении находилось здание, просит уездный исполком дать согласие на снятие колоколов, разбивку крупных, подвозку и погрузку в пароход.
2 сентября 1925 г. колокола были сняты, разбиты и сданы на подотчет губернского трансотдела. "Языки от колоколов и разное железо: остается на хранении Шенкурского комхоза. За неимением тяжеловесных весов свесить колокола и железо невозможно". Наряду с предыдущим составлен еще один акт - о причиненном ущербе на колокольне при снятии колоколов. "1. На верхнем прозвоне колокольни сломаны с одной стороны перила видом рогатки 1 пог. саж. - оценены в 4 руб. 50 коп. 2. Пробито железных листов в крыше и требующих замены 9 шт. - 18 руб. 50 коп. Подшивка потолка на колокольне 0,5 кв.с. - 1 руб.". С реализацией церковного имущества все было гораздо сложнее. Еще весной 1922 г. в помощь голодающим Поволжья из Свято-Троицкого монастыря были "изъяты ценности общим весом 28 фунтов 71 золотник (11,5 кг): два напрестольных креста, три напрестольных креста с цепями, дарохранительница, потиры и др. Кроме того, игуменья Рафаила пожертвовала две медали, один Георгиевский крест, цепь и два оклада с маленьких икон, весом 40 зол. 17 дол.".
В этот раз коллектив верующих просит комиссию по ликвидации имущества монастыря передать им в пользование по списку предметы церковно-богослужебного обихода. "Кроме сего просим св. престолы как святыню поручить разоблачить священнослужителем и дерево разрешить сжечь им же". Просьба была удовлетворена. Церковному совету коллектива верующих согласно их заявлению передано по акту около 360 предметов, большую часть которых составили иконы, кресты; выданы 4 престола деревянных для сожжения. Через месяц к этому списку добавилось 736 книг. Все имущество сдано председателю церковного совета Ануфриеву.
Серебряные, золотые вещи и украшения высланы в Архангельский губернский финансовый отдел в Гохран, а не апробированные - в комиссию Госфондов для анализа и реализации. Шенкурскому УОНО для музея переданы вещи, имеющие художественное и историческое значение.
Остальное имущество монастыря передано комиссией в распоряжение Шенкурского финансового отдела, как-то: мебель, посуда, тазы, стекла от икон, в большом количестве ковры и разная материя, священническое облачение; всего на сумму более 20 тыс. рублей. Само здание Свято-Троицкой церкви оценено в 15 тыс. рублей, по акту передано в распоряжение Шенкурского местхоза.
Ликвидация монастыря на этом была завершена. Остается открытым вопрос о судьбах людей, которые украшали своими деяниями Шенкурскую обитель, поэтому исследования в данном направлении будут продолжены.

Светлана Кузнецова, хранитель фондов Шенкурского районного краеведческого музея. (По материалам Государственного архива Архангельской области). «Важский край» 21 июля 2006 (29) Светлана Кузнецова






Публикации

Владимир Онуфриев: Серьезная музыка — потрясающий инструмент личностного роста
26 Май 2017

Владимир Онуфриев: Серьезная музыка — потрясающий инструмент личностного роста


Метафизика города, его атмосфера, образ мыслей людей — тема, затронутая в прошлом выпуске «Вестника». В продолжение мы пытались узнать, как в Архангельске ощущает себя человек одаренный, живущий музыкой, снискавший известность и славу в этом сегменте культуры?

Блажени людие, ведущие воскликновение
26 Май 2017

Блажени людие, ведущие воскликновение


Музыка отражает настроение души: люди поют, когда счастливы или, наоборот, когда в их сердцах поселяется печаль. В древней Псалтыри — царь Давид изрек точные слова: «Блажени людие, ведущие воскликновение». Он называет здесь счастливыми тех, кто умеют стройно петь Господу  победную песнь.

Ищите интонацию
24 Май 2017

Ищите интонацию


Звуки, наполняющие мир, способны либо даровать человеку утешение, поселить в его сердце гармонию, либо разрушить тонкий баланс души. Классическая музыка одно из средств, которые и услаждают, и врачуют, и дают работу уму. Но всегда ли? Как музыка влияет на человека и в чем заключается цель ее воздействия – об этом размышляет священник и профессиональный скрипач Александр Григорьев.

Василий Яцкин: Какое Православие выгодно антихристу?
24 Май 2017

Василий Яцкин: Какое Православие выгодно антихристу?


Любовь и ненависть, война и мир, свобода и рабство — ожесточенные споры современников во многом сводятся к этим широким и общеизвестным понятиям, которые сами по себе выше злобы дня. В прокрустово ложе этих смыслов укладываются и разговоры об Отечестве и патриотизме.