Помогать другим — жизненная необходимость

Дата публикации:16.11.2016

Помогать другим — потребность, необходимость, образ жизни. В этом видит смыслы служения староста кладбищенской церкви в честь иконы Богоматери «Утоли моя печали» в поселке Валдушки и медбрат Валерий Смирнов. Он окончил медицинские курсы при Северном государственном медуниверситете, еще учась, устроился на работу в областную психиатрическую больницу. Его задача — принять пациентов и сопроводить их до палаты: на все про все уходит не более часа, и за это время Валерий пытается достучаться порой до наглухо закрытых сердец,  вернуть из мира воображаемых химер в мир, задуманный Создателем.

— Валера, кто составляет контингент, с которым вы работаете?

— В нашей больнице проходят лечение люди с изменением психики, нарушением работы головного мозга, изменениями здоровья на фоне употребления алкоголя и наркотиков, люди, склонные к самоубийству, к неадекватному поведению. На территории больницы есть специализированное реабилитационное отделение.

Часто «скорая» привозит к нам молодых людей, которые находятся под воздействием наркотиков. С печалью приходится констатировать, что сильнодействующие наркотические средства распространяются не только в городе, но и в деревнях, и в селах. Организацией сельского досуга никто вплотную не занимается, молодые люди предоставлены сами себе. Кино, культурные развлечения, вечера отдыха остались в прошлом. Как молодежь развлекается? В лучшем случае — это походы в магазин за спиртными напитками и посиделки, итог такого образа жизни – деградация. К нам поступают из самых отдаленных районов области, причем много подростков, начиная с 12 лет, и они уже имеют представление о видах наркотиков.

Многих людей среднего возраста привозят после попытки самоубийства, близкие или друзья успевают их удержать и спасти. Половина самоубийц находятся в состоянии, которого после случившегося сами не могут объяснить в силу химических воздействий на мозг, это может быть алкоголь, наркотические средства или просто состояние психоза на почве семейных скандалов. Остался человек без работы, развелся с женой и  — в силу жизненных обстоятельств у него возникает психоз.

В клинику в день поступают 20-25 человек с разными психическими заболеваниями. В области процент таких больных достаточно высок. К слову, сейчас медики фельдшерских пунктов в районах могут оказать первичную помощь людям с психическими расстройствами. Если случай сложный, пациента отправляют в наше учреждение.

— Как вам удается установить контакт с человеком, находящимся, мягко говоря, в неадекватном состоянии?

— В мои обязанности входит доставка пациента до отделения, и вот за эти несколько десятков минут пытаешься убедить человека изменить свое отношение к жизни. Здесь я опираюсь на свой жизненный опыт. Тем, кто внемлет, пытаюсь что-то объяснить, рассказать о Боге, о том, что самоубийство — самый тяжкий грех на земле. Отмечу, что среди людей верующих суицидники мне не встречались.

— Итак, допустим, за 40 минут нужно вывести человека из состояния транса. У вас есть своя методика? С чего начинается ваша беседа?

— Прежде всего, это вопросы житейского характера: что привело в приемное отделение? Начинаем общаться, становится понятно, откуда возникает такое состояние. Если человек неверующий, объясняю ему, что лучше всего понять себя можно, придя в храм, стоя на богослужении, задумавшись над смыслом жизни и над происходящими в твоей судьбе событиями. Да, совершил человек грех, пытался наложить на себя руки, но через обращение к Богу, покаяние, усердие, молитву можно многое изменить. Стараюсь раскрыть им глаза на то, что, помимо материального мира есть мир и духовный.

Молодые люди, которые сталкиваются с проблемой наркотиков и алкоголизма, считают, что самостоятельно полностью избавиться от этой болезни невозможно. Тогда возникает вопрос: а кто может помочь, если ты готов исцелиться? Спасение происходит через веру, через силу духа, и чем сильнее вера, тем больше крепчает дух. Есть люди, которые считают, что Бог у них в душе, и в храм не ходят. Но обращение ко Творцу, когда ты на богослужении, гораздо сильнее, чувствуется благодать. Приходишь на службу и понимаешь, что, если были проблемы, они растворяются. Храм покидаешь обновленным. Когда начинаешь делиться этим опытом с людьми, они прислушиваются.

Если бы на территории больницы был храм, совершались бы богослужения, люди, даже немного задумавшиеся о Боге, могли бы испытать это на своем опыте. В разговорах пытаюсь объяснить, что надо менять свою жизнь, искоренять дурные привычки благодаря вере, Православию.  Думаю, размышления об этом, стремление найти Бога Живого — лучший вариант для человека, чтобы поправить здоровье и духовное, и физическое, это же находится во взаимосвязи. Если у человека есть какое-то заболевание, а веры в душе нет, он только сильнее расхворается, болезнь будет усугубляться. Настрой на помощь Божию облегчает страдания и физические, и духовные.

— Больница — место, где должны возводиться храмы?

—  Больница должна быть лечебницей не только тела, но и духа. Нужны не просто задушевные разговоры в коридоре, но организованная церковная жизнь.  Если будет организован приход на базе больницы, ближе станут проблемы других людей, можно помогать друг другу не только словом, но и делом — кому-то с трудоустройством, кому-то с оформлением документов или материальной помощью. Кстати, на территории Талажского поселения тоже нет ни часовни, ни церкви, люди из окрестных поселений могли бы приходить на богослужения, а не только медперсонал и пациенты. Пока  же священники приходят к пациентам в индивидуальном порядке.

Здесь же  само назначение больницы — лечение души. А кто лучше, чем наша Православная Церковь, может заниматься лечением души? В Евангелии сказано: «По вере вашей да будет вам» (Мф. 9:29). Ну и если мы люди верующие, то должны помочь другим в этой вере укрепляться.

— Хорошо, Валера, а зачем вам все это нужно?

—  Я до определенного времени не верил ни во что. Рос в советские годы, и, естественно, Православия нам никто не преподавал. Отец был политработником. Воспитывались в среде безверия. Но годы шли, чем взрослее я становился, тем более задумывался о смысле своего существования. Мама и бабушка были верующими, но в доме об этом говорить было не принято, на богослужения они ходили в Ильинский собор, втайне от нас. В 25 лет я принял таинство Крещения, так Господь управил. Стал ходить на службы, и вся моя жизнь была уже связана с верой в Бога. А потом все повернулось так, что и отец изменил свое отношение к Православию — стал посещать храм, к закату своих лет, несмотря на то что всю жизнь прослужил на политическом поприще.  Дальше — помогал вместе со мной в кафедральном соборе, работал в кочегарке.

 Общаясь с людьми, вспоминаю свою жизнь, — когда-то и я ничего не знал о вере, о Православии. То, что пережил сам, какие выводы и открытия сделал, пытаюсь донести до других, чтобы они восприняли это, ведь и мне когда-то объясняли, рассказывали, что грешить не надо, не надо идти против воли Божией. Все потихоньку впитывалось, воспринималось.

— Чувствуете удовлетворение от своей работы, вы, человек, который каждый день соприкасается с измененным состоянием сознания людей?

— Если честно, то после работы как выжатый лимон. Психологическая нагрузка слишком велика, и, бывает, физическая сила идет в ход: есть люди неуправляемые — помимо разговоров приходится ограничивать в движении и применять меры стеснения, которые разрешены законом. Конечно, работаю не я один, а целый коллектив, но в конце дня, после приема 15 больных, усталость очень ощущается…

— И что помогает восстановиться?

 —  Церковь на Валдушках, моя община, хозяйственные дела и заботы. Суббота, воскресенье — я в храме. Молитва и физический труд. Любой стресс, негативное состояние снимаю благодаря вере, службе и молитве. Помолился, и становится легче.

Знаете, помогать другим — потребность, жизненная необходимость, это как образ жизни. Бывают всякие ситуации. Ехал по трассе — ДТП, автоматически остановился, оказал и медицинскую, и психологическую помощь. Однажды ехали с другом по Краснофлотскому мосту, видим, человек намеревается спрыгнуть с моста, остановились — и к нему, вытащили, потом разговорились, оказывается, семейная драма произошла, скандал домашний. Говорит, не вижу других способов, кроме одного— уйти на дно реки. После нашего разговора он передумал… В состоянии шока, аффекта главное — чтобы человека выслушали, не обязательны тут специальные знания, надо просто понять ситуацию, сострадать, не пройти мимо.

И вот насчет сострадания: ну как же общество очерствело… Сколько, между тем, людей, которые нуждаются в помощи, так много людей, которые, не имеют определенного места жительства, у которых нет родственников, семьи. Вот таким можно помочь. Есть ночлежки, где их могут накормить, предоставить предметы первой необходимости, где можно помыться, переночевать, работает и социальный центр, где такими людьми занимаются. Не проходите мимо таких людей … На них надо потратить определенное время, силы, средства. Кто готов на это?

— Валера, а среди врачей много ли верующих людей?

— Вера всегда была необходима, при любых жизненных катаклизмах, политических передрягах. Но не могу сказать, что у нас много верующих врачей. Открытого противостоянии со стороны коллег, врачей не испытываю, но и поощрений тоже. Встречаясь с человеком, который скептически относится к вере, пытаюсь найти с ним общий язык, построить диалог, пытаюсь понять, как переубедить, чтобы он переосмыслил подход к жизни, потому что, я сталкивался в своей жизни с мгновениями, когда молитва помогала, когда понимал, что без помощи Божией и Промысла Божия не обойтись.

Многое у нас считается дополнительными хлопотами, нагрузкой, затратами. Хотелось бы, чтобы епархия помогла договориться с администрацией клиники. Больница, по моему разумению, — место, где человек нуждается в утешении, именно духовном утешении. Беда в том, что многие специалисты живут, с моей точки зрения, слишком примитивно: пришел на работу, выполнил свои строго прописанные обязанности и ушел. У людей просто нет искры… Должно быть определенное состояние души, внимание к людям, которые тебя окружают.

Должна быть община: нельзя зацикливаться на том, что мы молимся, несем слово Божие. Человека не по словам ценят, а по делам. Если помолились, но своими делами ничего не подтвердили, зачем молились? Выходит, слабовато помолились, значит, вера наша слабовата…

Беседовала Людмила Селиванова

Материал из журнала "Вестник Архангельской митрополии" №4/2016

Возврат к списку




Публикации

Поклон музею, молитва храму
20 Фев 2017

Поклон музею, молитва храму


В Петербурге состоялся крестный ход вокруг Исаакиевского собора. Шествие собрало восемь тысяч человек.

Зачем вы это сделали?
8 Фев 2017

Зачем вы это сделали?


И теперь о ситуации официального обращения Церкви к руководству государства просьбой (вспомним просьбу нашего Президента об академиках) вывести аборты из системы ОМС и последующего  высокомерного пренебрежения данной просьбой представителями государственной власти. Возникают два вопроса: “Зачем вы это сделали? И что теперь делать?”

Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил: Быть человеком – значит плыть против течения
16 Янв 2017

Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил: Быть человеком – значит плыть против течения


Сегодня мы беседуем с митрополитом Архангельским и Холмогорским Даниилом, человеком, прибывшим в столицу Поморья в самом начале 2011 года и за это время ставшим одним из самых авторитетных и цитируемых людей региона. Наш разговор – о преходящем, вечном и о человеке, постоянно ищущем себя между этих двух систем координат.

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ МИТРОПОЛИТА АРХАНГЕЛЬСКОГО И ХОЛМОГОРСКОГО ДАНИИЛА
6 Янв 2017

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ МИТРОПОЛИТА АРХАНГЕЛЬСКОГО И ХОЛМОГОРСКОГО ДАНИИЛА


Возлюбленные о Господе всечестные отцы, честные иноки и инокини, дорогие братья и сестры и все боголюбивые чада Архангельской митрополии Русской Православной Церкви!