Хранитель памяти новомучеников Севера

Дата публикации:18.11.2016

Один в поле не воин, гласит пословица. Однако те, кто знал директора Епархиального центра изучения и сохранения памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской Николая Васильевича Суханова, понимают: своей жизнью он опроверг эту вековую мудрость. Простой учитель математики, Николай Васильевич сделал столь много, что еще несколько поколений будут осмысливать то, что он открыл миру.   

Незадолго до своей кончины Николай Васильевич принес в пресс-службу епархии текст, в нем, помимо прочего, он рассказал, как стал старостой церкви, как стал воскрешать память о людях, пострадавших в годы советских репрессий: «В 1983 году я собирал материалы для музея холмогорской породы скота. В разговоре со старой дояркой Валентиной Ивановной Немановой Николай Васильевич вдруг услышал непонятное слово: "усевлонцы", "усевлонцы". Перебил Валентину Ивановну:

— Проговорите по буквам, — и начинаю писать "У-С-Е-В-Л-О-Н", и мороз по коже... — Причем здесь это?

Так в мои хлопоты по собиранию музея холмогорки вплелась тема лявленских захоронений. В один день я слушал, как ОГПУ разбирается с семьями холмогорских прасолов Ивана Яковлевича Королёва или Константина Васильевича Денисова, а в другой Екатерина Ивановна Бутакова вела меня за царевское кладбища, показать, где она с мужем и золовкой "разошлась" на расстрел. По сути это была одна тема.  

Моя работа в школе уже не приносила былой душевной радости, бесконечные истории раскулачивания холмогорского крестьянства и экскурсии по лесам для сотрудников КГБ — все это было очень тяжело. Скажу коротко — моя душа "куда-то пошла", и, если бы Вера Николаевна Яковлева, тогда председатель Лявленского сельсовета, почти силой не вручила мне ключи от Успенской церкви, и я не начал по два дня в неделю в ней работать, думаю, что кончил бы очень плохо. Храм спас меня от безумия. Итак, случайно взяв ключи от лявленской церкви Успения Пресвятой Богородицы, я оказался старостой православной общины».

Позже в этом храме освятили придел новомучеников и исповедников. Создавалось ощущение, что Николай Васильевич смыслом своей жизни видел прославление тех, кто пострадал за веру в ХХ веке. Даже последним его делом была организация очередного крестного хода по местам захоронений жертв политических репрессий «От пересылки до пересылки и дальше — в Лявлю», который состоялся 30 июля 2016 года. Николай Васильевич волновался и переживал о том, чтобы получить разрешение в ГИБДД и в администрации муниципального образования, чтобы как можно больше людей узнало о крестном ходе, чтобы все прошло без заминки. Николай Васильевич ко всему подходил глубоко и серьезно, он ничего не делал спустя рукава, горел душой за каждое детище, до последнего дня пытался прорваться через холод окружающих, их нежелание так же, как он, отдаваться делу. Так, к первому молитвенному шествию по местам расстрелов Николай Васильевич готовился более 10 лет, выяснял исторические факты, организовывал раскопки, находил тех, кто возведет поклонные кресты.  

В своих воспоминаниях Николай Васильевич рассказал, как нашел первое захоронение жертв репрессий: «Когда я стал изучать места массовых расстрелов в Лявле, музейщик из меня был никакой, и с каждой мелочью я бегал в областной краеведческий музей за консультацией. Владимир Акиндинович Митин и Ольга Андреевна Заварнина взяли надо мной шефство. Однажды Владимир Акиндинович приехал в Лявлю:

— Пойдём делать пробный раскоп. Милиция требует не слов, а доказательств. Признаюсь: мне так не хотелось тащиться за царёвское кладбище, но деться было некуда, взяли в школе две штыковые лопаты — идём. Вдруг напротив СОТ "Северодвинка" мне приходит в голову странная мысль:

— Владимир Акиндинович, — говорю я, — до царёвского кладбища ещё два километра. Свернём в этот лесок, там же рвы невооруженным глазом видно. Он крутит выразительно пальцем у виска, но идёт за мной.

На первом же рву начинаем рыть канаву шириной в штык лопаты, и едва мы углубились на метр двадцать сантиметров, Владимир Анкиндинович кричит:

— Стой!

Он снимает куртку, засучивает рукав рубашки и достаёт из болотной мути берцовую кость человека. Потом, немного поболтав рукой в яме, достаёт два человеческих черепа с характерной дыркой в затылке. Мы написали заявление в Приморскую прокуратуру, дескать, "случайно" нашли два трупа "с признаками насильственной смерти".

В последние годы своей жизни, не прекращая исследовательскую работу, Николай Васильевич стал передавать свои знания другим людям: он мечтал создать музей памяти новомучеников, пострадавших на Севере. Постоянно повторял, что не хочет, чтобы в итоге получилась «страшилка». Ему как педагогу важнее был урок, который каждый посетитель экспозиции мог вынести для себя: урок любви ко Творцу, силы, которая появляется у человека, когда он пребывает в Боге. Николай Васильевич хотел, чтобы музей был в центре Архангельска и доступен, в первую очередь, для школьников, которые  совсем не знают об этой страшной трагедии. Его мечте не суждено было сбыться, но Николай Васильевич успел создать музейную экспозицию в Новодвинске. Он ездил туда несколько месяцев перед открытием, работал сутками, не давая себе отдыха.

Когда список персоналий, о которых надо было говорить в музее, разросся до одиннадцати страниц, как рассказывал сам Николай Васильевич, он понял, что без сайта не обойтись. Николай Васильевич хотел видеть интернет-ресурс интересным и увлекательным, чтобы люди приходили на сайт и память о новомучениках и исповедниках хранилась в их сердцах.

Средства на создание виртуального музея новомучеников (www.архисповедники.рф) удалось получить благодаря победе в конкурсе «Православная инициатива». На портале были размещены библио- и видеотеки по теме репрессий, архивные дела, картотека пострадавших за веру, карта «скорбных» мест, экспонаты музея новомучеников и выставка «Претерпевшие до конца» с методическими материалами для экскурсоводов. На сайте представлены около 100 научных исследований по теме репрессий, сотни фотоматериалов и фотокопий архивных дел, тысячи биографий мучеников за веру. Николай Васильевич сам подготовил многие из этих текстов, общался с родственниками пострадавших, очевидцами событий.

Последний его труд — брошюра «Ильинское кладбище». Краевед разработал и проводил авторскую экскурсию по Ильинскому некрополю. Он щедро делился своими знаниями с архангельскими экскурсоводами: главным для него была память о почивших людях, а не авторское право. Брошюра стала заключительным аккордом в этой работе, Николай Васильевич сам договаривался с фотографом о съемке, подбирал материал. Потом была борьба за то, чтобы подготовить издание к печати. Николай Васильевич очень спешил, торопил всех, переживал за то, какой получится книжка. В итоге он издал брошюру небольшим тиражом на свою учительскую пенсию.  

Последний день его жизни пришелся на дату, когда Церковь отмечает Собор новомучеников и исповедников Соловецких. Николай Васильевич отошел ко Господу в ночь на 24 августа 2016 года. Отпевал его сонм священнослужителей в церкви Новомучеников и исповедников земли Архангельской на Привокзальной площади столицы Поморья. Такова была воля Николая Васильевича.

Дарья Андреева 

Материал из журнала "Вестник Архангельской митрополии", №4/2016

Возврат к списку




Публикации

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум
27 Июл 2017

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум


Работать на телевидении можно, не «выключая мозги», а напротив, находя им наилучшее применение. Документалистика — оазис в современном медиа-мире, один из способов разговора с умным зрителем. Так смотрит на этот жанр московский режиссёр Алексей Пищулин, гостивший в Архангельске. Автор исторического цикла «Династия» размышляет о будущем документального кино, об артхаусе, о воздействии зримой гармонии на человека  и вспоминает эпоху великих рассказчиков.  

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке
25 Июл 2017

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке


Архангелогородская публика привыкла к стандартному набору коллективов, номеров и произведений, которые можно услышать на Пасхальном фестивале. В этом году все прошло иначе. Источник ветра новаций — Василий Ларионов, директор Поморской филармонии. Он вливает в ветхие мехи респектабельной традиционности свежее вино непривычных форматов, нестандартных подходов и модных влияний.

Духу человека нужен Бог
24 Июл 2017

Духу человека нужен Бог


Людям свойственно увлекаться, их манит новое, касается ли то материальных благ или духовных веяний. И в этом вечном, оправданном стремлении к «передовому» что важно человеку положить на внутренние весы?

Надежды, адресованные Богу
21 Июл 2017

Надежды, адресованные Богу


Она повсюду: в вещах, в манерах поведения, в речи, привычках. Она есть колебание, отклонение от обычая, которое рождает новшества. Мода как феномен, затрагивающий все сферы. Это о том, что происходит внутри нас. Мода — веяние, она изменчива.