Чудеса истинные и ложные

Дата публикации:20.12.2016

На праздник Успения Пресвятой Богородицы звучит замечательная молитва: «Побеждаются естества уставы в Тебе, Дево Чистая» — то есть совершается чудо. И современная повседневная жизнь ничуть не лишена чудесного. Но что же есть чудо? Об этом говорит в беседе с нашими читателями митрополит Даниил.

Это противоречие естественным законам, нарушение привычного для нас течения жизни. Чудеса всегда были, есть и будут. Но они могут исходить и от Бога, и от дьявола. Знаем, что в конце мира придет антихрист, который сотворит множество чудес. Его пришествие будет «со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением» (2 Сол. 2:9-10). Кого? Погибающих. За то, что они не приняли истины для своего спасения. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, почему эти люди будут такими несчастными и прельстятся на эти чудеса. Потому что они не остановятся для размышлений, примут эти знамения, поскольку их дух будет родственен чудесам антихриста. Люди не живут в истине, не живут по заповедям Божиим.

Антихрист примет вид Бога, а его бесы — ангелов. Кто из современных людей не знаком с нашим учением, легко поверит — действительно, Бог пришел. Вот второе пришествие, вот Христос явился. Человек прельстится, потому что почувствует родство с этим греховным, плотским духом  —  подобное тянется к подобному. Но это произойдет в конце мира.

Скажем, почему люди идут к колдунам? Потому надеются, что произойдет некое чудо, нарушение естественных законов. И с целью обольщения человека эти ложные «чудеса» могут происходить.

Господь же действует по-другому.Он сотворяет чудо, которое полезно человеку и только тогда, когда тот сам готов измениться в лучшую сторону. Когда человек готов всякую неправду, ложь выбросить из своего сердца и сознания и начать борьбу с грехами. Объявить войну своим страстям, эгоизму.

Эгоистичный человек счастлив, когда ему служат, но, как только происходят метаморфозы, изменения в сознании человека, для него становится  счастьем послужить кому-то, сделать добро. В первую очередь нужно быть добрым человеком, неважно, кто ты: царь, воин, священник… Здоровье, богатство —  вторично. «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит» (Мк. 8:36). Бог будет смотреть на наше сердце, поскольку самое главное — что происходит именно в нем. Вроде иногда люди делают добро. Но с каким сердцем? Можно милостыню дать так: на тебе, попрошайка, только уйди отсюда. Такое действие не угодно Богу. А можно и не подать милостыни из-за стесненности в средствах, но стать угодным Господу, сотворить милосердие просящему человеку своими мыслями, молитвой, жалостью: «Ему намного тяжелее, чем мне. У меня есть кров, близкие, а он ничего не имеет, и мне нечего ему дать. Господи, помоги ему». Все, сердце изменилось, молитва меняет сердце человеческое.

Чудеса окружают нас. Сколько у нас святынь! Почему некоторые иконы бывают чудотворными? Потому что Богу так угодно. Сила не в образах, пишет святитель Феофан, и не в людях, припадающих к ним, а в Божией милости. Как владыка всего, Бог всякую вещь может обратить в орудие своей милости. Воду освящаем, и она становится святой, исцеления происходят по молитвам перед определенной иконой; много всего — это милость Божия. А главное чудо в храме — вино и хлеб, которые после молитвы, после призывания имени Божия становятся Кровью и Телом Господа нашего Иисуса Христа, при этом не меняя своего внешнего вида. Мы, приходя в храм, соединяемся духовно и физически с Богом, становимся сотелесными Господу. Стать сотелесными Богу — что может быть выше? Это значит, что наша кровь теперь соединена со Христом, у нас одно кровеносное русло. Так образуется Церковь Христова. Вот это чудо.

Чудо - это и когда ты пришел в храм, исповедовался и выходишь оттуда обновленный. Никакой «телефон доверия» такое сделать не в состоянии. В Исповеди дается сила противиться греху. Когда человек долго не исповедуется, он становится рабом греха, бес его принуждает ко злому, и нет возможности сопротивляться. А в таинстве Исповеди не только прощается грех, но и дается сила избавления от него.

В древние времена людям открывался дар говорить на иных языках, воскрешать умерших, пророчествовать. Почему сейчас такого нет, почему ныне отъята от людей эта благодать, задает вопрос святитель Иоанн Златоуст и отвечает: не потому, что Бог хочет унизить нас, но, напротив, потому что оказывает великую честь. В то время люди, только отставшие от поклонения идолам, имели больше заблуждений, ум их был туп и груб. Они не знали, что такое благодать духовная, поэтому и явлены им были знамения. Невежественным людям требовались доказательства.

 

Мы часто думаем: хочется, чтобы чудо случилось именно со мной. Давайте вспомним слова святого Сисоя Великого о том, что дар видения своих грехов выше, чем дар воскрешения мертвых. Наградил Господь даром исцеления, видения будущего, но это все не твое, это тебе дали. А вот видение грехов —  твое, это то, что ты должен выпросить у Бога, это просто так не придет. Этот дар сопряжен с глубоким смирением и состоянием непадательным. Некоторые из тех, кто имел величайшие дары, — исцелял, воскрешал, пророчествовал, — заканчивали жизнь самоубийством или впадали в бесовское самообольщение и гордость. Самое главное, что мы должны просить у Бога, — не знамений, ни чудес, ни чистой молитвы, ни высокой любви, а «даруй мне, Господи, видеть мои прегрешения».

Мы находимся в состоянии гордости и тщеславия, которое у нас культивируется, наш эгоизм, наше я… Мы привыкли жить не по воле Божией, а по собственной, мы все своевольники. Сейчас в монастырях мало народу, потому что там нужно отказаться от своей воли. А мы не хотим, хотим жить так, как считаем нужным, а это страшно. Мы творение Божие, идеальное, то творение, которое Бог любит больше всего. Но Отец дает наследство сыну, когда видит, что тот будет следовать по его стопам, не промотает наследство. А нам нельзя дать ни один дар, нельзя дать чудо, потому что мы возгордимся и это чудо потеряем. Бог это видит. Как ребенку маленькому хрустальную вазу не дают.

Мы не должны искать чудес. Не ради этого живем, а для того, чтобы Господь простил наши грехи, очистил. Большая часть христиан приходит к спасительной пристани через страдания, беды, болезни. Бог не мстит нам, а, наоборот, готовит для «восстания нетления», где мы будем как ангелы на небе и лицо наше будет светиться, как солнце. Там будет целая палитра этих чудес, которые мы здесь и сейчас не в состоянии воспринять. Господь не хочет, чтобы мы погибли, и держит нас в состоянии покаяния, кротости. Только начальное, маленькое покаяние. И за это нам Господь дает благодать, которая наполняет сердце миром. Мир приходит с радостью, любовь — это еще больше радости.

Человек тратит время на молитвы, на чтение, на храм, на паломнические поездки, а в конце жизни окажется, что он не видел своих грехов. Чем больше мы погружаемся в сердце, тем больше видим свою греховность, и она помогает приобрести главную добродетель на этой земле — глубокое смирение, нищету духа, благодаря которой мы восходим до состояния любви.

 Господь пришел к нам в уничиженном виде, чтобы показать, что любовь Его смиренная, жертвенная. Человек видит свое несовершенство, понимает, что он без Бога ничего не может, постоянно спотыкается: «Господи, я опять  потерял с Тобой связь, потерял путь»... А как узнать — идет ли человек по пути к Богу или нет, или просто прикрылся Богом и идет в другую сторону? Это можно определить по отношению к окружающим. Если лучше относимся к людям, меньше их осуждаем, а больше жалеем, сочувствуем, значит, правильный путь. А можно притвориться, сказать, я всех люблю и всем улыбаюсь, но попробуй меня зацепи, я ответ такой дам!

Что же это за христианское смирение? Иной скажет: что же я, мальчик для битья? Сказал человек тебе правду в лицо, ты не должен изменить к нему своего отношения. Относился на троечку, относись теперь на четверочку, потому что тебе правду сказали. Вот как должно быть. Или начальник меня обругал, он у нас такой-сякой. Но он же спасает меня. Есть замечательные слова святого Исаака Сирина: кто уклоняется от обличения справедливого или несправедливого, тем самым уходит от своего спасения. То есть обличение — это спасение.

Меньше надо в состоянии озлобления пребывать. Еще нужно просить помощи Божией и Пресвятой Богородицы пережить посылаемое испытание, возможно, и несправедливое. Не нужно ни чудес, ни знамений. Вот одно знамение  — Ты, Господи, меня простил, я утром проснулся, я живой. Как святые отцы говорили: не называй Бога правосудным, если бы Он был правосудным, мы бы все уже горели в аду. Он не правосудный, Он милостивый, поэтому нужно просить прощения у Бога и за все Его благодарить.

Материал из журнала "Вестник Архангельской митрополии", №5/2016  

Возврат к списку




Публикации