Мы говорим с женщинами о любви

Дата публикации:23.12.2016

Господь предсказал, что со временем во многих людях охладеет любовь (Мф 24:12). Любовь к Богу, к ближнему, к самому себе. Отцы Церкви называли теплохладность главным недугом века сего. Самое трагичное, когда эта болезнь поражает будущих матерей, замораживая их чувства к еще неродившемуся ребенку.    

В Областном роддоме Архангельска на базе акушерского отделения уже третий год работает «Школа материнской любви». Учебу специалистов организовал отдел по взаимоотношениям Церкви и общества Архангельской епархии. О проекте и воспитании в будущих мамах любви мы побеседовали с психологом акушерско-гинекологического отделения клиники Виталиной Пономаревой.

— Виталина, расскажите о своем проекте, как он работает?

— «Школа» — это цикл занятий для женщин с небольшими сроками беременности. Учеба длится более двух месяцев и состоит из трех блоков: образовательного, воспитательного и физического. Мы помогаем ученицам примерить новую роль — матери, принять мысль, что у нее уже есть ребенок, переориентироваться от своего «я» на «я» младенца.

Занятия проходят на базе Областного родильного дома совместно с акушером, анестезиологом, неонатологом. Они рассказывают о родах, уходе за ребенком, гигиене, учат правильно дышать и расслабляться. 

— Что, на ваш взгляд, приводит женщину на занятия?

— Главным образом страх: она боится, что не сможет легко родить,  не сможет справиться с ребенком. Это правильная эмоция, толкающая к развитию.

Мы рассказываем слушательницам о мире беременности и родов с позиции ребенка. Например, правильное питание женщина традиционно воспринимает, как то, от которого она не потолстеет, а ребенок не приобретет заболеваний. Но мало кто задумывается, что малыш радуется, когда мама правильно кушает.

Постепенно женщины понимают, что они не просто беременны. У них внутри ребенок, который улыбается, хмурится, обижается, который может чувствовать себя плохо, если мама болеет или  курит. Идеально, если женщина сможет представить себя в этом ребенке и постарается угодить ему так, как угождает сама себе.

Женщина думает, что главная цель — родить, все остальное нестрашно, да и неважно. И что же происходит: практически 80% мам в послеродовом периоде испытывают депрессии. Почему? Будущая мама приходит на курсы, где ей объясняют, как она должна дышать, чтобы было не больно, как пеленать и мыть ребенка. У слушательницы возникает ощущение, что она готова, но в первую же ночь розовые очки разбиваются. Мама чувствует: у нее не хватает терпения, она не готова любить ребенка.

В «Школе» мы говорим именно о любви, о том, что роды — это тоже проявление любви к ребенку. Чем сильнее чувство мамы к малышу, тем больше она готова жертвовать собой и помогать ему справиться с этим процессом.

— Слово «мама» одно из первых, которое каждый из нас произнес. Но что значит «быть мамой»?

— Материнство — это чувство безусловной любви, которую женщина может испытать только к своему ребенку. Так должно быть в идеале. Однако, как многим чувствам, этому надо учиться. Раньше, когда семьи были большие, а молодые жили с родителями, накопленный опыт передавался матери естественным образом. Сейчас люди стремятся обособиться, и получается, что женское начало теряется. 

Еще одна тенденция современности: люди все больше любят себя, хотят себя развлекать, ездить за границу, а дети... чтобы были. Надо же кому-то передать свои вещи. Но от человека должна оставаться память, а она формируется при жизни. Для этого женщине необходимо осознать, насколько важно признать своего ребенка и по-настоящему полюбить. Конечно, все говорят: «Я люблю своего малыша». Но не все готовы пожертвовать ради него здоровьем и силами, а ведь это и есть плоды настоящего чувства.

— Можно ли научиться любить ребенка?

— Порой это даже необходимо. Если мама не любила нас, не наполняла этим чувством, то мы и не научены любить. Новые знания могут вдохновить человека на то, чтобы измениться, ведь люди в течение жизни развиваются, становятся лучше. Любой человек, с любым достатком может полно и мощно любить своего ребенка. И ему потом это чувство вернется.

На занятиях мы говорим, что, в первую очередь, любовь — это терпение. В нас, к сожалению, любовь живет, пока ребенок отвечает нашим основным требованиям. Когда он попадает в общество, возникает система оценки, и у мамы зачастую появляются условия: ты хорошо учишься, хорошо себя ведешь, значит, я тебя люблю. Но ставим ли мы себе такой ультиматум?! Мы даже представить себе этого не можем! А ребенку постоянно предъявляем такие требования. И если он отвечает нашим представлениям, мы даем взамен любовь, конвертированную в радость, подарки и развлечения.

В результате люди привыкают ждать одобрения, выстраивать товарно-денежные отношения, а «отдавать» становится эквивалентом «испытывать боль». Вспомните, как мы учим детей делиться: например, малыши сидят в песочнице, и мама просит своего ребенку отдать ведерко другому. Малыш не хочет этого делать, но он вынужден принести жертву. С раннего возраста в человека закладывается установка: я делюсь, не потому что мне от этого будет хорошо, а потому что это кому-то надо.

Вместе с будущими мамами мы пытаемся изжить этот стереотип: говорим о жертве, которая делается с радостью. Нам может быть тяжело, но чувство, испытываемое, когда ребенок пребывает в комфортном для себя состоянии, дарит удовольствие. Вся трудность в том, что человека невозможно заставить так посмотреть на ситуацию, к этому надо прийти самому.

— Вы говорили, что многие женщины испытывают постродовую депрессию: в чем ее причины и можно ли ее избежать?

— Это состояние связано с завышенными ожиданиями: женщина представляет, что ребенок — бесконечная радость и счастье, что муж будет целый день помогать ей. А он уходит на работу, потому что должен кормить семью. Сама женщина уже не может жить в прежнем ритме и может потерять себя, представляя, что могла бы сделать без ребенка. Кроме того, у нее меняется отношение к своей внешности. Все по-разному выходят из этого состояния, но попадает в него каждая. Идеальных семей не существует, безоблачно все лишь в рекламе.

Чтобы минимизировать депрессию, необходимо уже перед родами узнать, что ждет после. Женщина, которая понимает потребности ребенка, проще входит в ритм матери, чем та, что лишь слышит плач, а причины не знает. Мама даже не может предположить, что ребенок соскучился или замерз.

На занятиях мы обсуждаем, как можно проявить свою любовь ребенку. Таким образом начинает создаваться обратная связь с малышом: когда я понимаю, что сейчас хочет ребенок, и он понимает, что сейчас хочу я.

— А как можно порадовать ребенка в утробе или новорожденного?

— Представьте: вы сели за стол на кухне в своей квартире. И сидите там молча, при этом о вас все знают, но говорят только «привет» утром и «пока» вечером. Чего вам захочется? Конечно же, общения, причем рассказа не предметного, а эмоционального. Когда малыш растет в животе у мамы, он хочет того же. 

Самое главное наше радование — общение с ребенком. Мы не просим целый день разговаривать со своим животом. Чтение сказок, пение колыбельных, общение с мужем о ребенке, представления этого младенца, правильное питание, лицезрение красоты, посещение концертов — все это и есть радование. Так мы помогаем малышу чувствовать себя хорошо.

— Психологи не так давно появились в роддомах. В чем вы видите свою задачу?

— В Областном роддоме работа очень тяжелая, здесь находятся женщины высокого риска, мы теряем детей во время беременности, после родов, теряем здоровье малышей. Моя задача — помочь маме восстановиться, понять, что все происходящее она может преодолеть. Когда случается что-то плохое, нам кажется, что жизнь разрушена окончательно. Но это не так, мы сами создаем ее: своими руками, своими мыслями.

Врезка

Глава епархиального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества игумен Феодосий (Нестеров):

Любовь — высочайшая добродетель, которая не приходит сама собой ,а воспитывается с усилиями. Она во многом забыта, поэтому ему надо учиться. Материнская любовь также не возникает из ниоткуда. Кроме того, она может переходить в нездоровое себялюбие, когда ребенок становится объектом манипуляции.

Отрадно, что в обществе постепенно восстанавливается правильный духовный взгляд на материнство, понимание того, что ребенок — самостоятельная, Богом данная личность. Сейчас можно следить за жизнью малыша в утробе: на ранних неделях беременности этот человек уже испытывает эмоции. Он слышит голос отца, остро чувствует свою маму — его душа жива. Хотелось бы призвать людей к чуткости: Господь все тонко и удивительно устроил, и изменить природу мы не можем. Можем лишь разрушить ее.

 «Школа материнской любви» — во многом основана на восстановлении опыта наших предков. Все, что здесь делается, — реконструкция воспитания материнства в русской культуре и семье на основе православных традиций. Идея принадлежит волгоградскому специалисту — профессору Жаркину. Он аккуратно восстановил духовный опыт и «перевел» его на современный язык.

«Школа материнской любви» создана в 2013 году Архангельской областной клинической больницы. Это одна из восьми школ клиники. Специалисты взяли за основу программу волгоградского Клинического родильного дома № 2 «Психопрофилактическая подготовка беременных и семейный пар к родам».

Беседовала Дарья Андреева

КОММЕНТАРИЙ

Глава епархиального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества игумен Феодосий (Нестеров):

Любовь — высочайшая добродетель, которая не приходит сама собой и воспитывается с усилиями. Этот навык во многом забыт, поэтому ему надо учиться. Материнская любовь также не возникает из неоткуда. Кроме того, она может приобретать нездоровое себялюбие, когда ребенок становится объектом манипуляции.

Отрадно, что в обществе постепенно восстанавливается правильный духовный взгляд на материнство, понимание того, что ребенок — самостоятельная, Богом данная личность. Сейчас можно следить за жизнью малыша в утробе: на ранних неделях беременности этот человек уже испытывает эмоции. Он слышит голос отца, остро чувствует свою маму — его душа жива. Хотелось бы призвать людей к чуткости: Господь все тонко и удивительно устроил, и изменить природу мы не можем. Можем лишь разрушить ее.

 «Школа материнской любви» —  во многом основана на восстановлении опыта наших предков. Все, что здесь делается,— реконструкция воспитания материнства в русской культуре и семье. Идея принадлежит волгоградскому специалисту — профессору Жаркину. Он аккуратно восстановил духовный опыт и «перевел» его на современный язык.

Источник: "Вестник Архангельской митрополии" №5/2016

Возврат к списку




Публикации

Аида Айрапетова: В России людей окружает благодать
10 Мар 2017

Аида Айрапетова: В России людей окружает благодать


«Еще 30 лет назад Север поразил меня тишиной и мощью. Исконный русский дух здесь чувствовался и чувствуется особенно. Тут по-другому дышится православному  человеку. Может быть, потому что северная земля дала Церкви много подвижников, а может быть, потому что пропитана кровью мучеников», — с этих слов началась наша беседа с руководителем канадского благотворительного фонда «Русская душа» Аидой Айрапетовой. В интервью она рассказала о близости Канады и Севера России, миссионерских церквях своей новой родины, а также о святом Американского континента — святителе Иоанне Шанхайском и Сан-Франциском.

«Современное» или «православное»?
9 Мар 2017

«Современное» или «православное»?


По мнению церковных архитекторов, современное храмовое строительство нельзя признать удовлетворительным, поскольку его образцы в большинстве своем являют либо перепев прошлого (часто неудачный), либо грубую компиляцию разных стилей. Складывается впечатление, что «современное» и «православное» — категории  взаимоотталкивающие.

И свет заходит в сердце
8 Мар 2017

И свет заходит в сердце


«Господи, избави мя всякаго неведения и забвения, и малодушия, и окамененнаго нечувствия», —  читаем мы в вечерних молитвах. Но что означают эти слова? Что значит «окамененное нечувствие»? В своей рубрике владыка Даниил отвечает на этот вопрос.

Протоиерей Александр Пелин: Погрузиться в настоящее колоссально сложно
7 Мар 2017

Протоиерей Александр Пелин: Погрузиться в настоящее колоссально сложно


Русская Церковь в начале XXI столетия оказалась в беспрецедентном положении. Однако Христос «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр 13:8). О том, как христианские общины могут менять мир, и о «нашем ответе» терминам западной демократии мы поговорили с протоиереем Александром Пелиным — членом Общественной палаты России, главой отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Санкт-Петербургской епархии.