Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил: Быть человеком – значит плыть против течения

Дата публикации:16.01.2017

За ежедневным потоком, казалось бы, порой исключительно важных событий мы подчас забываем о неких абсолютных и незыблемых координатах, возможно, только благодаря которым наш мир до сих пор и существует. Сегодня мы беседуем с митрополитом Архангельским и Холмогорским Даниилом, человеком, прибывшим в столицу Поморья в самом начале 2011 года и за это время ставшим одним из самых авторитетных и цитируемых людей региона. Наш разговор – о преходящем, вечном и о человеке, постоянно ищущем себя между этих двух систем координат.

– Владыка, в январе 2011 года в вашем первом интервью на посту руководителя Архангельской и Холмогорской епархии вы рассказали мне, что одной из первоочередных своих задач видите завершение строительства нового кафедрального собора. Сегодня оно почти закончено. Можно ли говорить о каких-то конкретных сроках?

– Сам собор уже фактически построен, однако необходимо провести большую работу по его внутреннему обустройству и отделке. Наверное, мы бы уже завершили начатое, если бы было достаточно средств. Ближайшая цель – закончить первый этаж храма и начать проводить там полноценные службы. Уже потом – главный, верхний храм, который, видимо, будет летним за исключением самых важных праздников. Но мы, например, не можем пока приобрести необходимый для этого камень для пола. Мы молимся, просим, ищем… На вопрос, когда – я всегда отвечаю: это вопрос не ко мне, а к Господу Богу, я не знаю его планов. Я же здесь лишь сторож, который должен сделать для этого всё от него зависящее. Мы всё так же ожидаем помощи прихожан и будем рады любому финансовому участию, пожертвование можно принести прямо в часовню, которая находится возле строящегося собора. Как говорится, дорога ложка к обеду.

%d0%b2%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d1%8b%d0%ba%d0%b02

– Насколько сегодня бизнес-сообщество Поморья помогает в строительстве собора и других благотворительных проектах?

– Конечно, без помощи благотворителей мы не смогли бы построить то, что уже есть сегодня. Однако с этим есть проблемы, ведь в нашем обществе ощущается нехватка внутреннего ресурса под названием «любовь». Этот сердечный, душевный ресурс сократился по сравнению с тем, что было раньше, во много раз. Когда читаешь описания Русского Севера, оставленные путешественниками прошлого века, удивляешься глубокой сердечности нашего народа. Наверное, сегодня не осталось и десятой части того, что было тогда. Любовь всегда жертвенна – к человеку ли она, храму, монастырю, городу или стране. Показатели оскудения этой любви – это существование детских домов, бабушки и дедушки, которых сдают в дома престарелых, отношения в некоторых семьях. Любовь – это добродетель, которая, как и другие, даётся нам в зачатке, в виде семени. И задача каждого человека – вырастить его, причем не до состояния стебелька или цветка, а до состояния плода!

Человечество – как пирамида, нижнюю и самую большую часть которой составляет зоологический тип людей, которых не волнует ничего, кроме удовлетворения физических потребностей. Более высокая и менее крупная часть этой пирамиды – это человек душевный, или, как ещё его называют, ветхозаветный. Это, в том числе, люди искусства, люди, которые пытаются достучаться до тех, кто находится на нижней ступеньке, призывают жить более сердечно, благородно, эстетично. Но их плохо слушают. И есть ещё одна ступень человека – это духовность. Это люди, которые выстраивают свои отношения с Богом, также пытаясь при этом приподнять остальное человечество. У них больше развита любовь, а у любви есть сестра – милосердие.

Возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что в России сейчас идёт медленное возрождение как раз любви и милосердия. Мы пережили долгий период атеизма. Представьте: некто нанял киллера, чтобы убить человека. Но убийца промахнулся, не поразил в самое сердце, жертва выжила, вышла из реанимации… От такого человека, лишь недавно находившегося на пороге смерти и ослабленного, нельзя сразу требовать всего, что он умел до покушения, – для восстановления необходимо некоторое время. Поэтому у нас сегодня нехватка сердец, пылающих добродетелью под названием любовь. Благотворители есть, но хотелось бы, чтобы их было столько, сколько в дореволюционной России. Меняется многое, в том числе государственные законы. Но есть закон, который никогда не поменяется – закон, данный нам Богом. Это закон благополучия, радости и счастья для каждого человека. Если человек его не выполняет, он живёт в темноте, живёт неполноценно. А когда он его выполняет, его освещает свет. Поэтому возвращение к своей культуре, к своей вере – это залог правильного существования.

– В сегодняшнем мире церкви приходится сталкиваться всё с новыми нападками, которые зачастую имеют характер продуманных информационных атак и провокаций. Сталкивается ли с этими проблемами наша митрополия и как нужно реагировать христианину на подобные вызовы современности?

– Эта ситуация, к сожалению, является естественной для нашего падшего мира. И об этом нас предупреждал в Евангелии Сам Христос. Битва между добром и злом продолжается, и, как сказал Достоевский устами одного из своих героев, поле этой битвы – сердца людей. Повторюсь, период атеизма не прошёл даром, и часть этой злобы никуда не ушла. Мы знаем, что в физическом мире многие заболевания передаются по наследству, духовные заболевания – точно так же. Ведь сколько людей, которые работали в тюрьмах, органах внутренних дел, расстреливали ни в чём не повинных. «Заслуги» не покаявшихся в своих преступлениях сказались на их детях и внуках. Ведь покаяние – это остановка передачи накопленного негатива другим поколениям. И рано или поздно этот негатив выплёскивается на общество, особенно в Интернете. Ведь Интернет – это хорошая ниша для слабых и трусливых людей, которые не могут сказать что-то в глаза, не готовы к реальной словесной или физической дуэли и могут не опасаться понести ответственность за свои слова. Это один из источников тех нападок, о которых вы говорите.

Сегодня быть человеком добрым и правильным (праведным) тяжелее, чем раньше. Ведь быть таким человеком, как писал Клайв Льюис, это плыть против течения. Если вы видите нечто, плывущее против течения, знайте: это живой организм. Действительно, всегда легче плыть по течению.

Церковь – это огромная часть традиционного уклада жизни русского народа, против которого ведётся самая настоящая война, причём с хорошим финансированием. Это не какая-то теория заговора, я говорю об этом как очевидец. Я столкнулся с этим, приехав на Сахалин, где служил до того, как возглавить Архангельскую епархию. Традиционная Русская церковь была там в меньшинстве, потому что наши «друзья» из-за океана, Южной Кореи и США, вкладывали огромные деньги в пропаганду сектантства. В Архангельской области сегодня тоже ощущается это влияние, пусть и в меньшей степени, и с другими странами в качестве финансирующей стороны. Однако в 2016 году активизация наших жителей и местных СМИ дала хороший результат: у тех же Свидетелей Иеговы пошёл отток прихожан. Ведь наш народ обманывается ими из-за своей неграмотности. Ситуация схожа со спором между двумя врачами, а выбор нужно делать пациенту. Но так ставить вопрос нельзя! Назначать лечение должен настоящий эксперт, а не шарлатан!

%d0%b2%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d1%8b%d0%ba%d0%b03

– Русская православная церковь всё чаще становится субъектом общественной дискуссии, высказывается о проблемах общества, заявляет о своих взглядах в областях, которые ей, казалось бы, не свойственны. Включая такие остро социальные темы, как проблема узаконенных абортов или современное искусство. Тем не менее, некоторые считают, что церковь должна существовать в некоем ограниченном «гетто» и не лезть не в свои дела…

– Так же как обязанность врача лечить своих пациентов, от которой он не вправе устраниться, у церкви есть свой долг перед обществом – давать нравственную оценку тех или иных происходящих событий, говорить о том, как эти события выглядят с точки зрения Закона Божия. Сегодня у нас принято рассматривать все явления с позиций Уголовного кодекса: если нечто там не прописано, значит, претензий нет. Но есть ещё морально-нравственный, духовный аспект, который является краеугольным камнем и нашей страны, и всего западного мира, – это христианская культура, христианская этика, которая определяет, что нравственно, а что безнравственно. Поэтому мы не можем молчать и не реагировать на происходящее. Иначе скорби могут постигнуть всю страну! И часть народа будет говорить: а за что нам это? А вот за то самое. «Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина» (Иез.18:2).

Например, сегодня в обществе умалено понятие стыда как такового. А ведь после революции у нас был лозунг: долой стыд, это буржуазный предрассудок. Сегодня грех всё глубже проникает в сердца и умы человеческие, то, что ещё десять лет назад считалось аморальным, сегодня уже вроде бы и нормально. И церковь об этом говорит – так же, как в ветхозаветное время пророки обличали грехи людей. Их побивали камнями, но не могли заставить замолчать. Это можно сравнить с тем, как человек на поле брани ценой своей жизни спасает своих сослуживцев физически. В нашем же случае на кону не физическая жизнь, мы все рано или поздно уйдём из жизни – самое страшное, когда погибает душа…

В своё время мы пережили то, что сейчас переживает Грузия и некоторые другие страны, мы попали в зависимость от США и стран Запада, когда нам целенаправленно меняли сознание, диктовали текст Конституции, даже МИД России не мог принять важного решения без согласования с западными «товарищами». Слава Богу, мы вырвались из этих «любезных» объятий. И сегодня мы должны говорить честно, как врач-хирург: если некий общественный орган поражён болезнью, его нужно лечить. Эти медицинские аналогии не случайны: телесное и духовное здоровье очень тесно связаны, в них происходят аналогичные процессы. Бог послал нас сюда и сделал нас врачами человеческих душ, и мы называем болезни своими именами. У нас нет права, как и у врачей, скрутить руки и насильно положить под капельницу, мы лишь преду-преждаем о заболевании и его последствиях, пока не поздно.

– Острой остаётся проблема спасения древних деревянных храмов. Многие из них разрушаются, не дождавшись от государства реставрации. Случай в Холмогорском районе, когда жители обшили сайдингом ветхую часовню, являющуюся архитектурным памятником, и попали под следствие, говорит о многом…

– Эти люди поступили так, как сделали бы их отцы и деды, своими действиями они спасали эту часовню. Этот сруб, эти доски для них – не просто некий антиквариат, ведь здесь молились ещё их предки. Государство выделяет на реставрацию мизерные средства – а народ с этим не согласен. Или наоборот, как с реставрацией деревянного храма в Заостровье: устраивают тендер, его выигрывает организация из тмутаракани, которая привлекает на работы наших же местных мужиков. На работы выделяются десятки миллионов – и при этом их результат часто плачевный.

Проблема в том, что далеко не все храмы переданы церкви. И даже те, которые формально являются нашими, – мы не можем влиять на их восстановление, являясь лишь наблюдающим органом, даже видя, что в ряде случаев эта реставрация – просто обман и расходование впустую государственных средств. Часто мы воюем с нерадивыми подрядчиками  и, к слову, уже сэкономили таким образом государству несколько миллионов. Ведь для некоторых это просто бизнес, возможность нажиться – не просто так ведь сажают в тюрьму заместителя министра культуры…

Я считаю, что нужно дать людям возможность самим спасти храм, находящийся в их деревне или селе, устроить ликбез, рассказать, как можно своими силами законсервировать разрушающийся храм, остановить его гибель. И организовать это должны чиновники, в чьи обязанности входит охрана памятников, – привести специалиста, собрать людей… Как раньше строили всем миром, так сегодня нужно и спасать, народ готов участвовать – нужно ему лишь помочь!

– Церковная жизнь в Поморье с каждым годом активизируется. Яркими событиями стали в 2015 году юбилей Иоанна Кронштадтского и визит Патриарха. Какие события станут ключевыми в 2017 году?

– Режим служения нашей епархии очень скоростной, насыщенный, мы взяли действительно высокую планку работы. Я не люблю озвучивать планы, пока они не реализованы, говорить о желаниях, которые всегда зависят от определённого финансирования. Строится собор – и на следующий год мы планируем зайти в нижний его храм, это будет для нас большим событием. Ведь собор – это такой храм, который строится не раз в столетие, а раз в эпоху. И многие люди хотят быть к этому причастны, оставить своим детям и внукам свидетельство своих добрых дел. Чтобы они потом говорили: этот храм построен и на деньги моего деда, ему было трудно, но он совершил этот маленький подвиг.

Именно малые дела приводят к последующему спасению, мы постепенно, словно по ступенькам идём с первого на пятый этаж, определяем свою вечную жизнь. В этом – преображение каждого отдельного человека и нашего отечества в целом. Человек должен понуждать себя делать хорошие дела, а они, в свою очередь, начинаются от хороших мыслей. Поэтому наша борьба начинается от хороших мыслей. Пришла неправильная мысль – гони её, и на её место придёт правильная. Вылетело дурное слово – в семье всякое бывает, но сказано в Писании: «солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4:26). Наступил вечер, попросили друг у друга прощения, обнялись – и снова в семье мир. Даже попытка покаяния меняет человека. Ведь Бог награждает нас не только за успех, за результат – а за усердие, за попытку. Это как тот случай, когда попытка засчитывается!

Беседовал Алексей Шептунов, материал опубликован в областном журнале Деловой вестник Поморья, декабрь 2016
фото — пресс-служба Архангельской епархии
Источник: http://dv29.ru/society/14300





Возврат к списку




Публикации

Камни преткновения. Церковь вне политики?
30 Мар 2017

Камни преткновения. Церковь вне политики?


Человеку, не включенному в азартную публичную полемику, — если такой, конечно, найдется, — трудно понять, чем так встревожены протестующие против передачи Исаакиевского собора РПЦ. Доступ к шедевру архитектуры станет даже более свободным — не придется платить за посещение и осмотр. Экскурсии тоже никто отменять не собирается.

Аида Айрапетова: В России людей окружает благодать
10 Мар 2017

Аида Айрапетова: В России людей окружает благодать


«Еще 30 лет назад Север поразил меня тишиной и мощью. Исконный русский дух здесь чувствовался и чувствуется особенно. Тут по-другому дышится православному  человеку. Может быть, потому что северная земля дала Церкви много подвижников, а может быть, потому что пропитана кровью мучеников», — с этих слов началась наша беседа с руководителем канадского благотворительного фонда «Русская душа» Аидой Айрапетовой. В интервью она рассказала о близости Канады и Севера России, миссионерских церквях своей новой родины, а также о святом Американского континента — святителе Иоанне Шанхайском и Сан-Франциском.

«Современное» или «православное»?
9 Мар 2017

«Современное» или «православное»?


По мнению церковных архитекторов, современное храмовое строительство нельзя признать удовлетворительным, поскольку его образцы в большинстве своем являют либо перепев прошлого (часто неудачный), либо грубую компиляцию разных стилей. Складывается впечатление, что «современное» и «православное» — категории  взаимоотталкивающие.

И свет заходит в сердце
8 Мар 2017

И свет заходит в сердце


«Господи, избави мя всякаго неведения и забвения, и малодушия, и окамененнаго нечувствия», —  читаем мы в вечерних молитвах. Но что означают эти слова? Что значит «окамененное нечувствие»? В своей рубрике владыка Даниил отвечает на этот вопрос.