И свет заходит в сердце

Дата публикации:08.03.2017

«Господи, избави мя всякаго неведения и забвения, и малодушия, и окамененнаго нечувствия»,   читаем мы в вечерних молитвах. Но что означают эти слова? Что значит «окамененное нечувствие»? В своей рубрике владыка Даниил отвечает на этот вопрос.

Это болезнь, которая существовала изначально в человечестве. Есть расшифровка этого сочетания «окамененное нечувствие». Как пишут отцы Церкви, в частности Феофан Затворник, — это охлаждение сердца. Оно имеет много причин. Главные из них — самодовольство, самомнение и многопопечительность.  Святитель Феофан пишет, что в жизни мы должны четко различать первичное и вторичное, главное и второстепенное. Это относится к нашему спасению. В Евангелии сказано: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его...» (Мф. 6:33).  

Окамененное нечувствие появляется у определенной категории христиан. Охлаждение сердца возникает не у новоначальных, ибо благодать Божия вначале поддерживает человека, и он горит. Вот, к примеру, родители маленького ребенка постоянно опекают, мама с папой через канавку — раз и перенесли, и малышу кажется, что все это легко преодолевать. Он вырастает, становится более сильным, и тогда родители отходят. Так же и Господь: благодать Божия отходит от человека, чтобы тот понял, что только с Богом он сильный.

Мне нравятся слова святителя Игнатия Брянчанинова о том, что на небе бывает солнечно и нет облаков, а бывают дни, когда небо закрыто тучами. Бывает серо, и нет солнца в природе, такое ощущение, что дождь не кончится. Такой – контрастной – должна быть и духовная жизнь, для нашего спасения. Дальше святитель пишет, что если бы постоянно светило солнышко, то почва бы растрескалась. В духовном смысле говорится о том, чтобы человек не подумал, что это блаженное состояние зависит только от него. Благодать Божия дает нам радость, но ее мы не можем удержать в своем бренном естестве. Новое вино должно храниться в новых мехах. А часто у нас бывает так, что мехи ветхие. И задача человека вытеснить, заменить в процессе жизни эти меха ветхие на новые.

Мы страдаем грехами, которых было меньше у наших предшественников. Осуждение, злоречие, злословие. Они характерны для христиан, которые ходят в храм многие-многие годы. Оказывается, на одном уровне, на одной планке стоят такие грехи, как убийство, блуд, воровство, также и злоречие. Грибоедов написал: «Злые языки страшнее пистолета». Человека можно убить словом. Злоречивые Царствия Божия не наследуют. Нужно беречь свои глаза, свои уши, ум, язык. Примерно так: соберемся и будем говорить: «В квартире холодно. Давайте губернатору, мэру позвоним, будем писать  жалобы». А на самом деле окна одинарные, форточки постоянно открыты. Оказывается, виноват сам человек: он не видит, не чувствует, что с его квартирой происходит. Это охлаждение сердца. Не ума — он не охлаждается, сердце охлаждается, каменеет. Господь попускает, что с нами приключаются нестроения, искушения и прочее, чтобы встряхнуть человека, чтобы он не заснул.

В  сладком оцепенении мы можем прожить свою жизнь, думая, что растем духовно: «В храм хожу — хожу, свечки ставлю — ставлю, исповедаюсь и причащаюсь». То есть внешне человек все исполняет, а внутреннее делание, трезвение — это борьба. Самая тяжелая линия фронта проходит в сердце человека. Там постоянно идут атаки, а мы их отбиваем. Если они захватывают территорию, мы ее отвоевываем. Внутренняя битва часто не видна…

 Охлаждение случается и на склоне лет. Нападает апатия, безразличие ко всему. Родственникам и знакомым нужно поддерживать этого человека. Такое бывает: дьявол видит, что человек неплохо заканчивает жизнь, с хорошими результатами. Плоды духовной жизни — плоды покаяния,  углубления в то состояние, которое называется «смирение христианское и кротость».  Вот почему Господь  и говорит: «научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29). Смирение приходит от послушания. Мы живем так, как нам хочется, а так нельзя. Когда человек живет по послушанию, к нему приходит смирение. Появляется глубокое сожаление: «Господи, прости, не так я живу». Вслед за этим кротость приходит, такое состояние, когда у человека отсутствует гнев, памятозлобие, ненависть, осуждение. Однако же и безгневие  — это нехристианское состояние. Христианин может гневаться, но на дьявола, на грех, на зло. А к ближнему мы проявляем любовь. То есть мы должны осуждать порок, а грешника миловать и любить. У нас же все наоборот. Это неправильно.

Даже высочайшие святые подвергались искушениям. Это естественное состояние, благодаря которому мы приобретаем плоды духовные. Без этого не спасешься. Не будет ветров, дерево вырастет хлипким. Почему северные сосны ценятся? Потому что они выдержали климатическую нагрузку, и они особенно важны в строительстве. Когда человек выдерживает испытания, он становится способным жить с Богом, потому что он готов любить, терпеть… Господь посылает ему благодать за то, что, проходя через испытания, больше  смиряется: «Господи, без тебя у меня ничего не получилось бы».

А если человек не чувствует радости от простых вещей, хотя умом понимает: нужно благодарить Бога за то, что проснулся утром, за то, что есть в этом дне…

Сердце не отдает эхом. Нечувствие, когда состояния греховного не чувствуем.  А бывает нечувствие ко внешнему миру. На самом деле с годами радости становится меньше. Это факт. Когда человек занимается духовной жизнью, все земное притупляется. Краски становятся другими, блеклыми. Человек тянется мыслями и сердцем к неземной красоте, и у него нет восхищения миром. В большей или меньшей степени все зависит от внутреннего состояния. Иногда сердце нам не вторит, но мы должны противостоять. Сердце как бы затормаживается, останавливается. А потом вновь запускается. Тут важно самоукорение. А что это такое? Это вид смирения, без которого нам невозможно спастись. Мы себя укоряем: «Я же должен больше этому радоваться, сильнее благодарить Бога: Господи прости, каменный я стал»…

 Самое главное, чтобы это не перешло в отношение к людям — солнце не так светит, не так ветер дует, а если приходит человек, начинаешь переносить: ты не так мне улыбаешься… стоп, стоп. Делай хотя бы внешне, что должен делать. Твое сердце не хочет улыбаться, а ты улыбайся внешне. Это не есть лицемерие. Иногда сердце готово высказать все, что думаешь, но мы должны свой язык прикусить. Иосиф Исихаст пишет: когда гнев подступит к твоему горлу, закрой горло, задави его, чтобы этот змей не вышел и не укусил твоего ближнего, то есть придави его. Не допусти, чтобы из твоего сердца злоба полилась. Мы же не привыкли себя удерживать.

Приехал один человек в монастырь, ему показали, как живет братия, а потом говорят:

— Если бы тебе сказали оставайся и лет пять проживи.

— Я бы тогда попросил одну вещь.

— Какую?

— Ружье у вас есть?

— Есть.

— Дайте мне, я застрелюсь.

Святые были генераторами радости. Слова Серафима Саровского: «Радость моя!» В нашем веке нет такого средства, чтобы телефон зарядить за 20 секунд, а преподобный одним возгласом своим заряжал человека за две секунды. Или Амвросий Оптинский. К нему шли здоровые люди и рассказывали, что в жизни не клеится. Святой говорил короткие, четкие, емкие вещи, и они возгревали сердца.  Бог за эти лишения дает радость, Он в долгу не остается. Он не говорит, что только ТАМ будешь хорошо жить, а здесь должен умереть от скуки, уныния, печали, окаменения нечувственного. Нет, Он здесь дает такую радость, что человек не может ее удержать в себе и дарит другим. Заряжает, как генератор, в краткие минуты массу людей. Их жизнь меняется.

Нам нужно подключиться к этой энергии. А подключаемся мы сердцем. Принимая божественную благодать, человек передает ее другим людям. Вот тайна русской души. Если человек совершит что злое, в душе свет меркнет, он ходит сам не в себе.  Когда очищаешь пространство, свет светит, окна открыли, солнечный свет заходит — весь этот процесс и называется духовная жизнь человека.

Материал из журнала "Вестник Архангельской митрополии", №6/2016

Возврат к списку




Публикации

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум
27 Июл 2017

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум


Работать на телевидении можно, не «выключая мозги», а напротив, находя им наилучшее применение. Документалистика — оазис в современном медиа-мире, один из способов разговора с умным зрителем. Так смотрит на этот жанр московский режиссёр Алексей Пищулин, гостивший в Архангельске. Автор исторического цикла «Династия» размышляет о будущем документального кино, об артхаусе, о воздействии зримой гармонии на человека  и вспоминает эпоху великих рассказчиков.  

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке
25 Июл 2017

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке


Архангелогородская публика привыкла к стандартному набору коллективов, номеров и произведений, которые можно услышать на Пасхальном фестивале. В этом году все прошло иначе. Источник ветра новаций — Василий Ларионов, директор Поморской филармонии. Он вливает в ветхие мехи респектабельной традиционности свежее вино непривычных форматов, нестандартных подходов и модных влияний.

Духу человека нужен Бог
24 Июл 2017

Духу человека нужен Бог


Людям свойственно увлекаться, их манит новое, касается ли то материальных благ или духовных веяний. И в этом вечном, оправданном стремлении к «передовому» что важно человеку положить на внутренние весы?

Надежды, адресованные Богу
21 Июл 2017

Надежды, адресованные Богу


Она повсюду: в вещах, в манерах поведения, в речи, привычках. Она есть колебание, отклонение от обычая, которое рождает новшества. Мода как феномен, затрагивающий все сферы. Это о том, что происходит внутри нас. Мода — веяние, она изменчива.