Митрополит Санкт-Петербургский Варсонофий: В Исаакии все будет, как до революции

Дата публикации:10.04.2017

Управляющий делами Московской Патриархии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий в интервью РИА «Новости» опроверг аргументы противников передачи Исаакиевского собора и рассказал о том, как будет работать собор после перехода в ведение Церкви, кто будет за ним ухаживать и какой доступ к нему будут иметь горожане.

— Владыка, часто задают вопрос: зачем Церкви вся эта мучительная для общества борьба за возвращение в свое полное пользование Исаакиевского собора? Ведь пользоваться собором, совершать в нем богослужения Церковь может и так. Что даст эта передача? Снимет какие-то ограничения?

— Исаакиевский собор для верующего православного человека — это в первую очередь храм, дом Божий, место молитвенного общения с Господом. В этом его главное предназначение. Об этом совершенно ясно свидетельствует надпись на одном из фронтонов собора: «Храм Мой храм молитвы наречется».

Когда сегодня мы слышим, что Исаакий — это, прежде всего, «достопримечательность», «объект культуры, приносящий прибыль», удивляет глухота к исторической правде. А состоит она в том, что наши предки строили и мыслили его только как православный собор. Все великолепие убранства и внешняя мощь творения Монферрана осуществились лишь благодаря этому. Не может изменить нашего отношения к сохранившимся храмам и тот трагический факт, что церкви в послереволюционные годы разорялись и уничтожались, в лучшем случае, превращались в музеи. Но возводились они трудами и талантами предыдущих поколений для одной цели — совершения православных богослужений, соединения верующих через таинства Церкви и соборную молитву с Богом.

Поэтому, когда мы говорим о том, что Русская Православная Церковь просит возвращения Исаакиевскому собору его главного предназначения, мы надеемся на возобновление полноценной духовной жизни храма. А это не только богослужения, «утвержденные музеем» (регулярными и ежедневными, кстати, они стали совершенно недавно). Это также формирование прихода с воскресной школой для подрастающего поколения, просветительская, молодежная, социальная работа.

Сейчас богослужебная жизнь Исаакия ограничена расписанием музея и подчинена графику его работы. Например, участвовать в вечернем богослужении, которое по согласованию с музеем начинается в соборе в 16 часов, не могут многие работающие горожане. А бесплатный доступ для верующих заявлен музеем только в часы Литургии или вечерней службы. Многие в силу работы или обстоятельств хотели бы зайти в храм, поставить свечу, помолиться у иконы и задать вопрос священнику в другое время, а не только в часы, определенные музеем. Кроме того, в среду у музея выходной день. Вход в действующий православный храм должен быть свободным и бесплатным в любое время.

— Реставраторы считают, что с отменой платы за вход в собор и с сокращением числа экскурсий сократятся и денежные поступления на реставрацию собора. Где Церковь планирует брать средства на поддержание и реставрацию памятника?

— Церковь готова принять ответственность за содержание передаваемого «объекта культуры» в надлежащем состоянии. Опыт по содержанию и реставрации памятников архитектуры, являющихся действующими храмами, у нас есть. Посмотрите на Александро-Невскую лавру: недавно исполнилось 20 лет с момента начала восстановительных работ в монастыре. Монастырь также недавно отпраздновал свое 300-летие — тогда все СМИ отметили, что старейшая обитель северной столицы преобразилась и расцвела, привлекая все больше туристов и паломников.

Финансирование повседневной жизни Исаакиевского собора станет ответственностью прихода. Сейчас такая ситуация сложилась с Казанским кафедральным собором: после передачи его Церкви все текущие расходы, частично включая внутреннюю реставрацию интерьеров, покрываются церковной общиной при содействии благотворителей.

Что касается внешней глобальной реставрации Исаакия, относящегося к памятникам ЮНЕСКО, то она находится в компетенции собственника — государства. Однако приход собора, безусловно, будет принимать в ней участие по согласованию с собственником.

Зона и форма ответственности будут прописаны в специальном договоре между городом и Русской Православной Церковью о передаче в безвозмездное пользование Исаакиевского собора. Там также будет обозначено продолжение экскурсионной деятельности для организованных групп туристов, доходы от которой пойдут на финансирование ежедневной жизнедеятельности собора.

— Будет ли вестись постоянное наблюдение за состоянием памятника? Кто его будет вести — прежние специалисты или новые? Как часто будут проходить осмотры? Кто вообще будет отвечать за сохранность и поддержание памятника в надлежащем состоянии, с архитектурной точки зрения?

— Музейное сообщество очень долгое время спасало и хранило памятники церковной архитектуры и искусства. За это мы им всегда были и будем глубоко признательны и благодарны.

Безусловно, в Церкви есть специалисты, способные поддерживать памятники архитектуры и культуры в надлежащем состоянии. Более того, с Церковью сотрудничают многие светские специалисты музейного дела и охраны памятников, профессиональные реставраторы и художники. Примерами могут послужить и Троице-Сергиева лавра, и Новодевичий монастырь в Москве, и Александро-Невская лавра.

Исаакиевский собор и его убранство будут находиться под контролем города в лице компетентных специалистов соответствующих комитетов. Все детали этого контроля будут прописаны в договоре о передаче Исаакиевского собора Церкви. Я уверен, что все необходимые условия поддержания Исаакия как памятника архитектуры в надлежащем состоянии там будут учтены.

Означает ли это, что труд музейных работников, сохранивших до нашего времени красоту и величие собора, окажется невостребован и забыт? Конечно, нет. Официальные представители Церкви неоднократно обозначали, что экскурсионная и музейная функции у собора не только сохранятся, но и получат новое развитие. Все квалифицированные сотрудники музея, которые захотят продолжить работу в новом формате, с учетом их опыта, знаний и квалификации будут востребованы. Главное при этом — их желание и готовность к взаимодействию.

— Противники передачи настаивают, что все четыре Исаакиевских собора, построенных на этом месте (собор несколько раз перестраивался), были возведены не на церковные средства, а на капиталовложения государства. Почему тогда Церковь настаивает на передаче собора, если он ей никогда не принадлежал?

— До революции почти все храмы возводились на государственные деньги или деньги жертвователей, в том числе, при участии императоров династии Романовых. В тот период Русская Церковь не была отделена от государства, Святейший Правительствующий Синод был частью государственного аппарата. Поэтому говорить о том, что это была не церковная собственность, не корректно.

Решающим фактором в вопросе передачи собора согласно существующему закону является не его историческая принадлежность, а назначение. Предназначение любого храма Божия остается неизменным.

Еще раз напомню, что Церковь просит передать ей собор не в собственность. Собор остается в собственности государства, то есть все исторические реалии будут соблюдены: владеет государство, пользуется Церковь. Такой порядок был и до революции.

— Сегодня некоторые депутаты заксобрания Петербурга говорят чуть ли не о ликвидации музея после передачи собора Церкви. Так ли это?

— Разговоры о ликвидации музея — на совести тех, кто их ведет. Церковь юридически не может ликвидировать музей, это может сделать только Министерство культуры или городской комитет по культуре, поскольку музей — учреждение культуры, а не Церкви. Государство несомненно предоставит музею подходящие для его деятельности помещения по закону. Будет ли это музей истории создания Исаакиевского собора или найдется иная музейная концепция — это уже вопрос компетенции самих музейных работников и ответственных за вопросы культурной политики.

— Чем, на ваш взгляд, обусловлен шум, поднявшийся вокруг передачи собора?

— Мне кажется, годы атеистического воспитания сбили духовные ориентиры у нашего народа. То, что для поколений наших предков было понятным и естественным, сегодня подвергается скепсису и сомнениям. Но есть вечные истины, которые не меняются от хода времени. И Церковь призвана свидетельствовать об этом.

Среди противников передачи Исаакиевского собора Церкви есть разные люди. Есть те, кто искренне переживает за судьбу памятника архитектуры, и мы готовы прислушаться к ним и развеять их страхи. Но надо относиться соответственно к тем, кто создает нездоровый ажиотаж, раскручивает свою политическую популярность на волне темы, вызывающей широкий общественный резонанс, к тем, кто нагнетает шум, используя зачастую нечестные методы подтасовки фактов, недомолвок и откровенной лжи. Их волнует не судьба собора, а только собственная популярность и выгода. И мы знаем, что таких людей не так много. Стоит быть трезвыми и не поддаваться на манипулирование. Верю, что правда Божия восторжествует.

Беседовала Мария Шустрова

Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/4852201.html

Фото: http://поисков.рф/картинка/большая/f2655947f9109c6c3f328b2c33975ecd.jpg

Возврат к списку




Публикации

Поговори со мной на моем языке
18 Сен 2017

Поговори со мной на моем языке


Ощущение внутренней беспомощности как условие успешной проповеди, песочные слова-образы как импульс для размышлений о любви, дружелюбный тон по отношению к миру как избавление от маргинального сознания. Протоиерей Павел Великанов — доцент Московской духовной академии, главный редактор портала «Богослов.Ru» — раскрыл свое видение жизни Церкви.

Архангельск для меня родное слово
14 Сен 2017

Архангельск для меня родное слово


Необъяснимым образом бывают связаны с Архангельском люди, чьей жизни мимолетно коснулся крылом Архангел: может, фамилией в родословной, а может, романтическим увлечением беломорскими далями. А искания, открытие себя — это как предчувствие встречи.

Икона не дерево и краски, но живое
13 Сен 2017

Икона не дерево и краски, но живое


Святыня и в то же время произведение искусства — икона, вышедшая из-под кисти древнего мастера. Она сохраняет свое высшее предназначение, откликается на молитву, даже если пребывает в пространствах музея.  

Главное наше восхождение – от земли на Небо
12 Сен 2017

Главное наше восхождение – от земли на Небо


Наш современник, владыка Даниил возглавил вначале одну дальнюю кафедру Русской Православной Церкви – Южно-Сахалинскую, затем стал главой тоже дальней, окраинной митрополии – Архангельской. Но, по сердечному убеждению архипастыря, с окраины начинается Россия. И митрополит Даниил старается, чтобы под его духовным руководством развивалась и крепла приходская и монашеская жизнь на Русском Севере...