Поморские парадоксы

Дата публикации:28.04.2017

После конфликта вокруг Никольской часовни в деревне Ракуле Холмогорского района, где памятник архитектурного наследия местные активисты попытались спасти, закрыв сайдингом, «Журнал Московской Патриархии» решил отправить в Архангельскую область собственного корреспондента. Чем живет Архангельская митрополия, почему в Поморье гибнут старинные храмы и что для их спасения могут сделать руководство региона и епархия, на месте выяснял Дмитрий Анохин. Серию репортажей и интервью читайте в этом и ближайших номерах журнала.

Директор воскресной школы Спасо-Преображенского прихода в Холмогорах Елена Павлова горящей спичкой долго отогревает амбарный замок. В темноте спички ломаются, помогает зажигалка. Наконец личинка замка поддается, и тяжелая дверь со скрежетом отворяется. Путь на колокольню бывшего Успенского женского монастыря ведет через устроенный местными активистами общественно-церковный музей. Звонарь, а по совместительству помощник настоятеля Мария Попова здесь обязательно поведает вам, как в ходе работ по благоустройству прилегающей территории под спудом надвратной Духовской церкви обнаружили захоронение, возможно, принадлежавшее Ивану VI Антоновичу Романову (†1764) — российскому императору из Брауншвейгской ветви1, свергнутому во младенчестве, отправленному в ссылку в Холмогоры и убитому в 23 года в Шлиссельбургской крепости. «Но по нынешним законам для окончательной идентификации останков необходима генетическая экспертиза. А где нам на нее денег взять?!»

Памятник под сайдингом

Нелепая история преследования жителей деревни Ракулы в том же Холмогорском районе, спасших ценой правонарушения свою Никольскую часовню, широкую известность получила прошлой осенью.

Ситуация в общем парадоксальная, но, как ни странно это прозвучит, довольно предсказуемая. Возведенная почти три века назад часовня последние годы находилась в аварийном состоянии. Официально она относилась к памятникам архитектуры федерального значения, что никак не способствовало замене гнилья в ее теле на здоровые доски и бревна, равно как и на осушение луж на полу из-за прохудившихся стен и кровли. Когда же деревенская староста, учительница географии местной школы Надежда Пермиловская по собственной инициативе, не поставив в известность ни светскую власть, ни епархиальное священноначалие, на собранные всем миром деньги обшила ее сайдингом и укрепила бетонными блоками с листами металлического профиля, контролирующие инстанции зашевелились. На Пермиловскую посыпались обвинения — позор, невежество, гибель памятника и варварство!

После процессуальной проверки холмогорской полицией материалов областного Министерства культуры Пермиловской грозил условный либо реальный трехлетний срок по 243-й статье Уголовного кодекса РФ (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия). Постановку в театре абсурда прекратили только в областной прокуратуре, отказав в возбуждении уголовного дела и объяснив поступок старожилов заботой об историческом памятнике: «Именно в целях недопущения ее полного разрушения жителями деревни на пожертвования произведен частичный ремонт часовни и обшивка современными материалами (сайдинг, металлочерепица), которые являются легко демонтируемыми в случае принятия органами местного самоуправления решения о реставрации»2.

Cкорбные списки

Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Об исчезающих деревянных церквах Русского Севера в последние годы не рассуждал только ленивый. В октябре позапрошлого года эта тема стала одной из основных в докладе заместителя областного прокурора Сергея Акулича «О дополнительных мерах по усилению прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия (далее ОКН. — Прим. ред.)», прозвучавшем на заседании коллегии ведомства. Как констатировал прокурор, из 1849 ОКН состояние лишь 398 можно признать удовлетворительным. Аварийны 409 памятников, в неудовлетворительном состоянии находятся 609, по двадцати информация в областном Министерстве культуры вообще отсутствовала.

Утрачены 413 ОКН, причем органы государственной власти и не подумали организовать государственную историко-культурную экспертизу их состояния в целях последующего воссоздания либо исключения из реестра. В скорбном списке, в частности, Никольская и Дмитриевская церкви в деревне Кальи (Виноградовский район), Преображенская церковь и часовня над святым колодцем ансамбля Александро-Ошевенского монастыря (XVIII века, деревня Погост Каргопольского района), Входоиерусалимская церковь (деревня Верховье Онежского района), церковь Рождества Богородицы (деревня Борок Холмогорского района).

Почти половина ОКН на территории области — 923 — вообще не имеет хозяина! Храмы, естественно, также присутствовали в этом перечне. Так, прокурор Вельского района через суд обязал органы местного самоуправления зарегистрировать Казанскую церковь второй половины XIX века (иск удовлетворен). Муниципальное образование «Осиновское», напротив, имущественные права на Введенскую церковь зарегистрировало без дополнительного напоминания. Но охранное обязательство на памятник оформлять не спешило. А зачем, ведь можно же нарваться на санкции за его нарушения! Недопустимо медленно разрабатываются охранные зоны колокольни Дмитриевской церкви в Красноборском районе Архангельска, Петропавловской церкви в Плесецком районе…

Анализируя эти документы, не могу отделаться от мысли: хорошо, что холмогорки Елена Павлова с Марией Поповой не в силах самостоятельно отремонтировать аварийные памятники федерального значения — Спасо-Преображенский собор и колокольню, построенные в 1683–1689 годах при архиепископе Холмогорском и Важском Афанасии (Любимове; †1702). Великоваты будут, да и сложены из камня… В тисках мощных лесов эти величественные сооружения будто обезноженные богатыри-инвалиды на костылях. В советское время под их кровлями располагались пересыльная тюрьма с концентрационным лагерем для «врагов народа», позднее под сводами работали мощные динамо-машины (меж тем холм, на котором архиепископ Афанасий ставил эти сооружения, — искусственный, насыпной).

«Надеялись, наш собор к ломоносовскому юбилею отреставрируют, да куда там… — всплескивает руками при прощании Павлова. — Эти леса уже на нашей памяти третьи. Да и ставят-то их не как положено — неошкуренными… Они подгниют, их разберут — и на дрова, а потом новые монтируют».

Кафедральный собор почти готов

Пока ОКН гниют в ожидании денег на ремонт из федеральной казны, архангелогородский бизнес активно жертвует на новый величественный собор в самом центре города. На берегу реки Северная Двина при помощи областных властей и под личным патронатом губернатора уже больше десятилетия возводится величественный кафедральный Михаило-Архангельский собор на три тысячи прихожан. Наружные строительно-монтажные работы уже завершены: возвдигнуты купола с крестами, синхронизированы и окончательно настроены пятнадцать колоколов на четырех звонницах, завершена облицовка стен белым мрамором из Коелгинского месторождения (Казахстан). Гранитный камень для покрытия стилобата собора, а также ступени и плитку пожертвовал один из спонсоров. Общая стоимость переданного компанией товара — около пяти миллионов рублей.

«Местная вода оказалась слишком жесткой. Поэтому, чтобы камень со временем не желтел, для приготовления раствора воду завозили специально», — комментирует главный архитектор проекта Дмитрий Яскорский. В первоочередных планах — внутренняя отделка, прямо на стройплощадке рассказал корреспонденту ЖМП глава региона Игорь Орлов (читайте в интервью ниже). Губернатор высказал надежду, что уже в 2018 году можно будет провести чин великого освящения собора. Впрочем, по его словам, богослужения по благославению митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила здесь уже проводятся.

 Примечания

1 Брауншвейгское семейство (Мекленбург-Брауншвейг-Романовы) — традиционное и сложившееся в исторической науке название семейства Антона Ульриха Брауншвейгского и Анны Леопольдовны после свержения их сына Ивана Антоновича с российского престола в ходе дворцового переворота 25 ноября 1741 года, когда самому наследнику был год. Принадлежало к вольфенбюттельской ветви брауншвейгского рода Вельфов, одного из знатнейших и древнейших в Европе. Содержались в ссылке в Холмогорах.

2 Выдержку из официального пресс-релиза прокуратуры см., напр., на веб-ресурсе «Приходы», URL: http://money.prichod.ru/opyt-prihodov/28050.

 Автор: Дмитрий Анохин 

Источник: Журнал Московской Патриархии, март / 3/ 2017.  

Возврат к списку




Публикации

Владимир Онуфриев: Серьезная музыка — потрясающий инструмент личностного роста
26 Май 2017

Владимир Онуфриев: Серьезная музыка — потрясающий инструмент личностного роста


Метафизика города, его атмосфера, образ мыслей людей — тема, затронутая в прошлом выпуске «Вестника». В продолжение мы пытались узнать, как в Архангельске ощущает себя человек одаренный, живущий музыкой, снискавший известность и славу в этом сегменте культуры?

Блажени людие, ведущие воскликновение
26 Май 2017

Блажени людие, ведущие воскликновение


Музыка отражает настроение души: люди поют, когда счастливы или, наоборот, когда в их сердцах поселяется печаль. В древней Псалтыри — царь Давид изрек точные слова: «Блажени людие, ведущие воскликновение». Он называет здесь счастливыми тех, кто умеют стройно петь Господу  победную песнь.

Ищите интонацию
24 Май 2017

Ищите интонацию


Звуки, наполняющие мир, способны либо даровать человеку утешение, поселить в его сердце гармонию, либо разрушить тонкий баланс души. Классическая музыка одно из средств, которые и услаждают, и врачуют, и дают работу уму. Но всегда ли? Как музыка влияет на человека и в чем заключается цель ее воздействия – об этом размышляет священник и профессиональный скрипач Александр Григорьев.

Василий Яцкин: Какое Православие выгодно антихристу?
24 Май 2017

Василий Яцкин: Какое Православие выгодно антихристу?


Любовь и ненависть, война и мир, свобода и рабство — ожесточенные споры современников во многом сводятся к этим широким и общеизвестным понятиям, которые сами по себе выше злобы дня. В прокрустово ложе этих смыслов укладываются и разговоры об Отечестве и патриотизме.