Открытое письмо Александра Дворкина корреспонденту Нью-Йорк Таймс

Дата публикации:05.05.2017

Открытое письмо московскому корреспонденту Нью-Йорк Таймс Эндрю Хиггинсу

Здравствуйте, мистер Хиггинс!

Чуть больше месяца назад Вы позвонили мне по мобильному телефону и попросили прокомментировать действия Министерства юстиции, потребовавшего ликвидации организации «Свидетелей Иеговы» в России. Я согласился, выдвинув единственное условие: иметь возможность вычитать мои слова перед публикацией, чтобы быть уверенным, что их никто не исказит. Вы согласились на это условие с большой неохотой, сказав, что в Вашей газете это не принято, и никто таких требований не выдвигает, но, если я считаю, что это необходимо, так и быть, цитаты мне пошлют.

Мы прообщались с Вами более часа (Вы предусмотрительно звонили с редакционного телефона), в течение которого я рассказал Вам о многих человеконенавистнических практиках секты «Свидетелей Иеговы», об эксплуатации адептов, о нарушении их прав, о жизнях (в том числе детских), потерянных из-за отказа в переливании крови, о массовых случаях надругательства над малолетними (в т. числе и в США) и в укрывательстве сектой этих преступлений, о неусыпном контроле и тоталитаризме внутри секты, о разрушенных семьях, об отрицании «СИ» принципов демократического государства, в котором существует секта (но при этом требовании пользоваться всеми правами и привилегиями демократии) и т. д. Сказал, что считаю рядовых членов организации жертвами, которые не должны нести ответственности за нарушения, которые заставляет их совершать секта. По-моему, ответственность за подобные дела должна нести, в первую очередь сама организация и ее руководители. Рассказал об агрессивном прозелитизме «Свидетелей Иеговы» и о том, как они своими грубыми и оскорбительными нападками на Православие и традиционное христианство в нашей стране сознательно и расчетливо провоцируют религиозную рознь. С большим удивлением я узнал, что Вы – представитель «объективной журналистики» – даже не планировали пообщаться с бывшими членами секты и снабдил Вас контактом одного из покинувших «Свидетелей Иеговы» людей, с которым Вы также, как я узнал, поговорили. Я также четко и ясно информировал Вас, что Русская Православная Церковь не имеет никакого отношения в процессу против «СИ», инициированного Министерством Юстиции.

Примерно через неделю Вы прислали мне мои цитаты. Из более, чем часового разговора остались два с половиной кратких абзаца:

Александр Дворкин, зампред Совета религиозных экспертов Минюста и бывший православный священник сказал, что не поддерживает уголовное преследование рядовых «Свидетелей Иеговы» за веру в то, что они видят как истинный путь. «Если вы исповедуете какую-нибудь религию, естественно, вы считаете ее единственно истинной». 

Но, назвав «Свидетелей Иеговы» «тоталитарной сектой», он заявил, что «организация должна ответить» по антиэкстремистскому закону за продвижение взглядов, которые, по его словам, изолируют членов организации от общества и за то, что запрет на переливание крови «ставит под угрозу их жизни».

«Они не приехали в страну без традиций, но в страну с богатой православной христианской традицией» – добавил г-н Дворкин.

Я написал Вам в ответ и попросил, во-первых, убрать неизвестно откуда взявшуюся ложную информацию, что я – бывший православный священник, во-вторых, добавить, что я профессор ПСТГУ, а в-третьих корректно изложить мои взгляды на проблему «СИ», которые я суммировал в нескольких словах.

На этом наша переписка с Вами закончилась. Уже задним числом я узнал, что Ваша статья вышла 4 апреля. Сказать, что я был разочарован, наверное, я не смогу. Примерно этого я ожидал. Но все же я надеялся на лучшее: ведь не зря же я так долго общался с Вами?

Г-н Хиггинс, я прожил в США почти 15 лет – с начала 1977 по конец 1991 г. В ту пору я часто читал «Нью-Йорк Таймс» и очень любил эту газету. Она казалась мне образцом честной и корректной журналистики: интересные статьи, всегда объективное отношение автора к материалу, всегда представлены две стороны, всегда озвучены альтернативные точки зрения на события. Не со всем я соглашался, но не уважать редакционную политику объективности я не мог. 

Той «Нью-Йорк Таймс», увы, уже давно нет. Много лет назад материалы в Вашей газете утратили былую объективность и выражают ту единственную точку зрения, которая, очевидно, предписывается сверху всем ведущим СМИ США. Я далек от конспирологии, но коль скоро ни одно из ведущих СМИ не высказывает даже тени альтернативной точки зрения по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики США, поневоле заподозришь присутствие направляющей руки свыше. Теперь все СМИ хором высказывают одну и ту же точку зрения. Прямо как в старом советском анекдоте: «- Почему в СССР две главные газеты – «Правда» и «Известия»? – Потому что в «Правде» нет известий, а в «Известиях» нет правды». Сегодня то же самое можно сказать о всех ведущих американских СМИ. Былая американская свобода прессы обернулась жестким диктатом и контролем информации.

Но в Вашей статье, г-н Хиггинс не соблюдена даже видимость объективности. Повествуя о событии, Вы вообще практически не предоставляете слово другой стороне. Описывая ситуацию в России со «Свидетелями Иеговы», Вы не обращаетесь за комментариями к Минюсту, и Вы даже полностью исключили тот куцый комментарий, который Вы выжали из часового разговора со мной. Вы лишь кратко упомянули того бывшего члена секты, которого я Вам рекомендовал, но при этом грубо исказили его позицию, выставив его практически сторонником секты. Зато Вы обильно цитируете двух функционеров секты «Свидетели Иеговы» и трех известных сектозащитников. Все они, естественно, говорят в унисон. Итак, пять против одного (позицию которого Вы исказили до неузнаваемости). Вы называете это честным журнализмом?

Мистер Хиггинс, я понимаю, что Вы никогда не откажетесь от теплого места корреспондента знаменитой «Нью-Йорк Таймс» в Москве. А значит, Вы для собственного душевного спокойствия будете делать все, чтобы убедить себя в собственной моральной правоте. Но все же, очень надеюсь, что после этого моего письма у Вас хоть иногда будут возникать сомнения: честно ли и нравственно ли грубо искажать правду и принципы свободной журналистики, которые Вы когда-то обязались соблюдать, в угоду тем заказчикам, которые сегодня определяют позицию всех ведущих СМИ США? Признайте, что Вы – давно уже не журналист, а пропагандист и агитатор, который вольно или невольно занимается манипуляцией общественного мнения. По крайней мере, это будет честно.

Александр Дворкин,

Профессор ПСТГУ

Источник: http://radonezh.ru/analytics/otkrytoe-pismo-moskovskomu-korrespondentu-nyu-york-tayms-endryu-khiggin... 

Фото: http://поисков.рф/картинка/большая/9d15a5ebad031cc31603a3a0c2453b1f.jpg 

Возврат к списку




Публикации

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум
27 Июл 2017

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум


Работать на телевидении можно, не «выключая мозги», а напротив, находя им наилучшее применение. Документалистика — оазис в современном медиа-мире, один из способов разговора с умным зрителем. Так смотрит на этот жанр московский режиссёр Алексей Пищулин, гостивший в Архангельске. Автор исторического цикла «Династия» размышляет о будущем документального кино, об артхаусе, о воздействии зримой гармонии на человека  и вспоминает эпоху великих рассказчиков.  

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке
25 Июл 2017

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке


Архангелогородская публика привыкла к стандартному набору коллективов, номеров и произведений, которые можно услышать на Пасхальном фестивале. В этом году все прошло иначе. Источник ветра новаций — Василий Ларионов, директор Поморской филармонии. Он вливает в ветхие мехи респектабельной традиционности свежее вино непривычных форматов, нестандартных подходов и модных влияний.

Духу человека нужен Бог
24 Июл 2017

Духу человека нужен Бог


Людям свойственно увлекаться, их манит новое, касается ли то материальных благ или духовных веяний. И в этом вечном, оправданном стремлении к «передовому» что важно человеку положить на внутренние весы?

Надежды, адресованные Богу
21 Июл 2017

Надежды, адресованные Богу


Она повсюду: в вещах, в манерах поведения, в речи, привычках. Она есть колебание, отклонение от обычая, которое рождает новшества. Мода как феномен, затрагивающий все сферы. Это о том, что происходит внутри нас. Мода — веяние, она изменчива.