Блажени людие, ведущие воскликновение

Дата публикации:26.05.2017

Музыка отражает настроение души: люди поют, когда счастливы или, наоборот, когда в их сердцах поселяется печаль. В древней Псалтыри — царь Давид изрек точные слова: «Блажени людие, ведущие воскликновение». Он называет здесь счастливыми тех, кто умеют стройно петь Господу  победную песнь.

Мы говорим о церковном пении. Оно человека одухотворяет, освящает, возвышает. Пение обычное положительно действует на душу, но после него остается некая грусть. Душа тянется к более высокому — храмовому пению. Это уже молитва к Богу, звуковая молитва, которая настраивает сердце на определенный лад. Россия дала целую плеяду композиторов, творивших не только светскую, но и церковную музыку: Дмитрий Степанович Бортнянский, Петр Ильич Чайковский, Сергей Васильевич Рахманинов. Для светского искусства они черпали свои силы именно в молитве. Неслучайно Чайковский написал потрясающую Трисвятую песнь «Святый Боже», это выражение чаяния нашего сердца.

В русском церковном пении есть два основных распева — московский и киевский. Киевский более темпераментный, эмоционально возвышенный, московский — по-северному сдержанный, особенно знаменные напевы. В 1994 году я побывал в монастыре Махерас на Кипре. Там по традиции после вечернего богослужения каждый должен пропеть «Христос воскресе». Я запел знаменным распевом. Это сдержанная, величественная радость. Греки сразу отреагировали: «Мы такого не слышали, у вас очень красивый "Христос воскресе"».

Пение — как икона, как строительство храма. Мы не можем произвольно изменять каноны иконописи, создавая что-то модернистское. Так и в пении. Оно настраивает людей на правильный молитвенный лад, в первую очередь покаянный. Любая молитва, даже пасхальная, самая радостная, должна быть пронизана чувством покаяния. На Пасху мы не кладем земных поклонов. Потому что человек из состояния падшего через Воскресение Христово, Его Искупительную Жертву, становится сыном Божиим. Состояние сыновства мы особенно переживаем в этот период. Мы сыновья, а не падшие грешники, потомки Адама. И песнопения другие, но все равно приходят покаянные мысли.

Зачем нужно читать молитвы ко святому Причащению? Ответ простой: настроить сердце на правильный лад. Когда человек читает их внимательно, он проникается этим духом. Молитвы составляли такие святые отцы, как Иоанн Златоуст, Василий Великий, Симеон Новый Богослов, Иоанн Дамаскин. Люди с богатыми дарами Духа Святого, но при этом  чувствовавшие себя последними грешниками.

В глубинном покаянии нам особенно помогают песнопения, они одухотворяют. А как правильно петь? Вот стоишь в храме и понимаешь, что хор хороший, поют точно, но за сердце не цепляет… А потом приходишь в монастырь, где поют несколько монашенок, и слезы наворачиваются на глаза. Потому что одни поют и пропускают слова через сердце, это озвученная молитва, другие сосредотачивают все внимание на точности звука, на нотах. И все — мысли твои в другом состоянии, ты думаешь о жене, о детях, еще о чем-то. И молитва становится бессильной и рассеянной. А молитва без внимания, пение без внимания, будто тело без души.

Часто людям хочется некой концертности. Но это смена декораций, один спектакль, другой и так далее, то есть одно произведение, потом другое, следующее. Но нужно нечто иное. Здесь нельзя поменять: а давайте что-нибудь новое придумаем, не ложится оно на сердце. Именно через сердце в первую очередь проходят церковные песнопения. А при концертном пении подключается ум. Здесь нечто другое. Песнопение дает человеку здравие душевное. Выстоять в храме на ногах, это не в театре просидеть. Тут нужна молитвенность, внимание, усилие. Однако же бывает по-разному, иногда сильно рассеиваешься, не можешь ничего с собой сделать, но это естественно. Самое главное — признать свое недостоинство, свою неправильность, и Господь помилует.

Расскажу о своем лаврском опыте. В 1980-е годы в Троице-Сергиеву лавру приезжал знаменитый оперный и камерный певец Иван Семенович Козловский. Как у него, тогда уже человека в весьма преклонных годах, горели глаза на богослужениях! Он не просто стоял в храме и молился, было такое ощущение, что он ловил все звуки и всю благодать собирал в свое сердце. Он ни на что не обращал внимания. Мы смотрели, кто в каком облачении служит, сколько человек вышло из Царских врат, кто помазывает. А у него будто отключались глаза, он только слушал, вдыхал и впитывал. Хором управлял архимандрит Матфей (Мормыль). После Иван Семенович говорил, что ему этого так не хватает, что все, чем он занимается, это мишура — здесь же настоящее пение. Действительно, монастырское, слаженное пение потрясало, его действие особенное.

В 1986 году наш хор отправился с концертами в Германию. Пели в католических соборах, в которых уже не было служб. Сколько приходило немцев, которые не знали русского языка! Вот еще одна особенность пения: если даже ты не понимаешь слов, оно все равно на тебя действует очень сильно. Это относится и к светской музыке. Оперу поют на итальянском языке, без перевода, но она действует на людей. А здесь еще больше, там душевность, а тут духовность, высота, глубина. Люди выходили из храмов, наполненные сердечной энергией, божественной благодатью. Что в результате ты приобретаешь? У тебя на сердце мир, любовь, долготерпение, кротость, милосердие, сострадание или же, наоборот, страсть, которой нужно выплеснуться? То или иное представление, на которое мы идем, поворачивает человека к Богу или от Бога. Святитель Николай Сербский сказал хорошо: «Бог и дьявол стоят на разных концах». Если ты поворачиваешься лицом к Богу, значит, спиной — к дьяволу и наоборот.

Хор неоднократно давал концерты за границей, потом появилось видео этих выступлений. Тогда русские люди начали просыпаться, приглашать хор в Москву, в другие города, а далее не было отбоя от приглашений. И при других храмах стали вырастать хоры. Пошло возрождение самого лучшего пения.

Сейчас приезжаю в Лавру и вижу много народа. Всенощное бдение там более длинное, три-четыре часа, больше песнопений, они более протяжные. Что может заставить современного человека такое богослужение простоять на ногах? Только песнопения. Если будет одно чтение, сил человеческих не хватит. Песнопение возвышает человеческое сердце, призывает Божественную благодать, благодаря которой можно выстоять длинные службы. Часто в Лавру приезжают, чтобы послушать именно этот знаменитый студенческий сводный (семинарии и академии) хор. Многие люди пришли к вере через его замечательное пение. Оно помогает нам соединяться с Богом.

Как душа будет воспринимать светскую музыку в постные дни, когда человеку требуется уединение? Стоит ли слушать ее? Мы живем в современном, неестественном мире, где нельзя уединиться, и из двух зол выбираем меньшее. Лучше сходить на концерт классической музыки, чем смотреть ерунду по телевизору. Такая музыка — определенная ступень. Нельзя сразу из одного состояния перепрыгнуть в другое. Должна быть постепенность. Классическая музыка именно та ступень, которая соединяет с церковным пением. Почему великие композиторы писали и духовную, и светскую музыку? Они близки друг к другу. Искусство — это то, что возвышает сердце.

Служение Богу, ближнему — искусство, а не воспевание пороков. Есть понятие «целомудрие», то есть целостное мудрование, когда человек целостный. А есть те, кто крутится в разные стороны, то туда, то сюда. Чем опасно такое актерство? Человек вживается в роль другого и при этом теряет себя. Был один, теперь совершенно другой. А церковные песнопения одухотворяют, освящают и дают силу бороться с трудностями. Именно церковь – такое место, откуда человек выходит сильнее, нет, не мускулы у него выросли, его душа становится крепче. Он не готов размениваться по пустякам, на гадость отвечать гадостью вдвойне. Есть такая притча. Великому учителю, знатоку восточных единоборств, задали вопрос: «Что вы будете делать, если на вас нападут два человека?»

— Постараюсь от них убежать, — ответил он.

— А если пять нападут?

— Постараюсь убежать.

— А если нападут 10 и вам бежать будет некуда?

— Вот тогда мне придется их побить.

Видите, какая мысль — уйти от конфликта, не провоцировать. Такой настрой дает песнопение.

А скажем, после футбольного матча вышли агрессивные болельщики, и злоба, поселившаяся в их душах, требует выхода. Им нужен конфликт, нужно создать его, это дает адреналин. В результате погибают, калечатся люди. Так же и то, что, порой, пытаются назвать искусством, не является таковым. Есть такое псевдоискусство, в том числе и музыка, которое делает человека звероподобным. Но ведь он должен быть не подобием зверя, а подобием Ангела, подобием Бога.

Источник: "Вестник Архангельской митрополии", №1/2017

Возврат к списку




Публикации

«Свидетели Иеговы» изнутри: письмо бывшего члена секты
2 Июн 2017

«Свидетели Иеговы» изнутри: письмо бывшего члена секты


Если «Свидетели Иеговы» думают, что смогут возрастать в подполье как раньше, они вообще не представляют себе мира, в котором живут сейчас.

«Неизвестный композитор»: Бесконечный путь к совершенству
30 Май 2017

«Неизвестный композитор»: Бесконечный путь к совершенству


Музыка для нас все: учеба, работа, развлечение — это наша жизнь. А цель в ней — бесконечный путь к совершенству. Так рассуждают ребята из группы «Неизвестный композитор». Некогда они выступали на приходских праздниках, а сейчас их слушают тысячи зрителей на солидных фестивалях. О своем пути и планах на будущее, силе искусства и музыке города молодые исполнители рассказали в интервью для «Вестника Архангельской митрополии».

Владимир Онуфриев: Серьезная музыка — потрясающий инструмент личностного роста
26 Май 2017

Владимир Онуфриев: Серьезная музыка — потрясающий инструмент личностного роста


Метафизика города, его атмосфера, образ мыслей людей — тема, затронутая в прошлом выпуске «Вестника». В продолжение мы пытались узнать, как в Архангельске ощущает себя человек одаренный, живущий музыкой, снискавший известность и славу в этом сегменте культуры?

Блажени людие, ведущие воскликновение
26 Май 2017

Блажени людие, ведущие воскликновение


Музыка отражает настроение души: люди поют, когда счастливы или, наоборот, когда в их сердцах поселяется печаль. В древней Псалтыри — царь Давид изрек точные слова: «Блажени людие, ведущие воскликновение». Он называет здесь счастливыми тех, кто умеют стройно петь Господу  победную песнь.