«Неизвестный композитор»: Бесконечный путь к совершенству

Дата публикации:30.05.2017

Музыка для нас все: учеба, работа, развлечение — это наша жизнь. А цель в ней — бесконечный путь к совершенству. Так рассуждают ребята из группы «Неизвестный композитор». Некогда они выступали на приходских праздниках, а сейчас их слушают тысячи зрителей на солидных фестивалях. О своем пути и планах на будущее, силе искусства и музыке города молодые исполнители рассказали в интервью для «Вестника Архангельской митрополии».

Легенда о Неизвестном композиторе

«Все началось с семейного ансамблика. Мой папа, настоятель Свято-Троицкой церкви Архангельска, занимался с нами, своими детьми, музыкой, — рассказывает скрипач группы Илья Денисов. — Потом эта практика перешла на приход. Однажды прихожанка нашего храма Хрися предложила сыграть ноктюрн Таривердиева. И вот мы собрались: синтезатор, скрипка, флейта и гитара. Так все и началось». 

И ансамбль не распался, как часто бывает с детскими коллективами. Ребята играли классическую и народную, в основном кельтскую, музыку, позже она обрела более мощное, напористое звучание.

«Как-то мы оставили на столе нотный листок, — вспоминает  Илья. — Утром подхожу, а на нем написаны ноты, но никто не признался в том, что сочинил мелодию. Такое повторилось несколько раз, и я решил подкараулить автора. Поздняя ночь, клюю носом, и вдруг сквозь сон слышу шорох, открываю глаза и вижу — тень мелькнула, а ноты остались недописанные. Мы эти ноты довели до ума и использовали, а инкогнито назвали Неизвестный композитор, в его честь и группа. Это наша легенда».

На вопрос, какую роль в жизни участников группы занимает музыка, клавишница Хрисия Качаева отвечает, что сначала это было хобби. «Когда училась в музыкальной школе, не думала о дальнейших планах. Но постепенно музыка стала целью и даже образом жизни, а наша группа — семьей, — говорит Хрисия. — Я закончила САФУ, был вариант пойти работать по специальности, но сейчас учусь в музыкальном колледже».

Илья же делится своей философией:  «Музыка воспитывает, собирает мозги в кучу и дисциплинирует. Мы учимся — это музыка, работаем — это музыка, развлекаемся — это тоже музыка. Она везде. И поэтому наша общая цель — бесконечный путь к совершенству в музыке».

Музыкант и публика

Те, кто слушал ребят вживую или видел видеозаписи их выступлений, знают, что каждый их выход на сцену — действо, во время которого они словно поглощены  друг другом и музыкой, что дарит ощущение легкости, виртуозности. На комплименты об артистизме ребята отвечают: «Это  получается само собой, специально ничего не делаем».

«Мы будто одна семья. И когда я выхожу на сцену, все равно, какая она, сколько людей в зале, темно или светло, я концентрируюсь на ребятах, и понеслось: чувствую каждого из них, играя, общаюсь», — такова концепция барабанщика Ивана Вальнева.

У Хрисии чуть иная точка зрения: «Будет лукавством сказать, что мы вообще не думаем о публике, когда выходим на сцену. Конечно же, подсознательно хочется понравиться, но интереснее сам процесс».

«Выступление — когда ты играешь для публики, она тебя слушает, и получается что-то вроде энергетического обмена. Мне кажется, эти моменты видны даже из космоса. Это же невероятные сгустки добра. Мы стремимся, чтоб таким было каждое выступление. Ведь во взаимодействии рождается истинная красота, — подхватывает мысль Илья и добавляет. — А бывают концерты трудные, когда подводит аппаратура, звукорежиссер или мы сами плохо играем, так тоже бывает. Но публика в чем виновата? И тогда мы стараемся друг друга поддержать».

Чего эмоционально стоят такие выступления? Когда разговор заходит об этом, я начинаю искренне верить, что эти ребята, правда, одно целое: они отвечают, подхватывая и развивая мысль друг друга.

Иван: Мы скорее отдаем эмоции, а не получаем, причем все.

Хрися: А потом два дня отходим, — улыбаясь, добавляет девушка. — Обратно, конечно, тоже получаем.

Илья: Недавно, например, играли перед полным залом обновленную программу, и чувствовалось, что внимание аудитории полностью сконцентрировано на нас. Это очень приятно.

Хрися: Всегда ощущаешь, слушает ли публика, это невероятно.

Сергей: Когда устанавливается связь, понимаешь: все не зря, человек увлекся.

Иван: Такое ощущение, будто стоишь на своем месте.  А после выступления кажется, что сделал что-то верное.

Илья: ...И правильное, создал нечто действительно стоящее, хорошее.

Свое и чужое

Поскольку группа исполняет как музыку, сочиненную Неизвестным композитором, так и другими авторами, хочется узнать: ощущают ли свои композиции ребята иначе, чем чужие.

По мнению басиста Сергея Гуляева, свою играть сложнее, потому что, как ни сыграй, думаешь, есть какой-то недостаток. «Для "кавера" обычно выбираем песню, которая нравится нам всем. Исполняя такие композиции, чувствешь себя иначе и, может, иначе начинаешь играть: веселее, потому что ты, как будто со стороны слушаешь эту музыку».  

Илья считает, что исполнять "кавера" менее ответственно, поскольку это уже сделанный хит, а к своим композициям отношение более ответственное.

«Мы не знаем, насколько хороша будет песня, пока не отточим, несколько раз прогнав на концертах. Только тогда она обретает цельность, ощущается качественной. Тогда же становится комфортнее его играть», — поясняет Сергей

Далее разговор переходит на репертуарную политику: как подбирается материал и есть ли табу. Первый комментарий необычен: «Может быть, "Кино" никогда не будем играть». Однако дальнейший диалог объяснил эту реакцию. Илья рассказывает, как группа «порвала» с кельтской музыкой: «Мы очень долго ее исполняли, в один момент это стало психологически невыносимо. Тогда четко решили больше ее не играть. Это как съесть три банки сгущенки, ничем не запивая, а сгущенка ведь вкусная. Хотя, — улыбается музыкант, — периодически нарушаем это правило». Сейчас ребята больше склоняются к балканской музыке и стараются постоянно менять репертуар: «Мы пару лет в разных вариантах играли Led Zeppelin "Kashmir". Прекрасное произведение, делали его в инструментале, с вокалистом, невероятными аранжировками и соляками на 10 минут. Когда мы исполняли композицию в первый раз, она была мало известна. Но в один момент поняли, что ее уже исполняют, все кому не лень. Поэтому пришлось отложить, хоть и песня хорошая».

Аудитория и сила музыки

«Если верить статистике в ВКонтакте, то основная наша аудитория — девушки до 24 и после 50 лет, — шутят музыканты. — Хотя, кажется, нас слушают все: музыка достаточно универсальная. Мы прекрасно вписываемся в детские праздники, концерты в музыкальном колледже, в формат  международных фестивалей, да и в ресторанах и клубах нас тоже хорошо принимают».

«Без разницы для кого играть. Всех можно раскачать при должном умении», — уверен Сергей. В отдельную группу ребята выделяют лишь школьников среднего возраста. «Они какие-то замороженные. С ними всем тяжело, — подмечает Илья и вспоминает. — Нас невероятно тепло принимали на фестивале Тайбола. Туда приезжают люди, открытые миру, творчеству, чему-то новому».  

Далее беседа перешла к материям высоким — силе музыки.

Иван: На мой взгляд, она в образности, душевности, общении с людьми.

Сергей: Сила в потрясающих эмоциях, которые человек получает на сцене. И когда зритель чувствует это состояние музыканта, то возникает отклик в душе.

Илья: Музыка дает эмоциональную встряску, которая сподвигает на свершения. Она заряжает людей, и они идут и делают что-то великое. Музыка работает с духовными материями.

Хрися: И их можно потрогать, почувствовать.

Илья: Музыка и духовность связаны. Это две разные ступеньки одной лестницы, причем, я думаю, что они не очень далеки друг от друга. Приходя в храм, ты отстраняешься от всего земного. Музыка работает в том же направлении. Она приподнимает над бытовыми проблемами. Взять даже рок-музыкантов Архангельска 1990-х годов: больше половины пришли к вере, а многие стали священниками. Музыкант соприкасается с духовным миром.

Музыка города и Архангельск

Последнее время группа много путешествует, выступая на различных площадках, общается с  разной публикой. «В Москве очень высокий уровень музыкантов, и зрители, соответственно, к этому привыкли. Но при этом москвичи принимали нас очень тепло, — вспоминает о поездках Илья. — В Санкт-Петербурге публика пресыщена андеграундом, потому несколько холодней. В Калининграде, не знаю, дело было в слушателях или в том, что мы выступали перед многотысячной аудиторией фестиваля, она очень хорошо реагировала, и это незабываемые впечатления».

Такое ощущение, что из каждого города музыканты вместо магнитика привезли какую-то историю. Мне рассказали пермскую. «Там мы отлично потанцевали на проезжей части: переходили огромную дорогу, и сигнал светофора остановил нас на "островке безопасности". Какой-то мужчина на джипе, не завершив маневр, остановился. Из окна машины играла музыка. Хороший бит. Мы задвигались. Он сделал звук погромче, через дорогу люди тоже начали пританцовывать», — вспоминает Сергей, сопровождая историю музыкальными «вставками», ритм которых подхватывают ребята, и студия, где мы общаемся, наполняется звуками.    

«Каждое пространство рождает разную музыку, — продолжает Илья. — Мне больше всего нравится Москва. Она красивая и русская, за последнее время город невероятно преобразился. А как могут не впечатлить норвежские фьорды?!»

«А Вена, — подхватывает Хрисия, — в XVIII веке была центром музыки в Европе. И до сих пор там все настраивает на классику». Сергея вдохновляет Прага: «Было бы классно, поехать туда с нашей группой. Чешская столица потрясающа, там много музыкантов, и они постоянно играют на центральных улицах».

А какую же музыку порождает наш город? Хрисия считает, что он очень музыкален и особенно славится джазом. «Это удивительно, мы живем на отшибе, в тупике, а у нас кипит жизнь. Если сейчас кто-то жалуется на отток зрителя, то это потому, что стало очень много мероприятий. И еще архангельская публика очень теплая и всех хорошо принимает», — добавляет Илья.

«У нас есть возможности для того, чтобы слушать и играть разную музыку, — развивает мысль Сергей. — В городе есть кирха с органом, он привлекает музыкантов, приезжают исполнители из разных городов. Также есть замечательные люди, которые приглашают в Архангельск крутых музыкантов».

 «Наша цель –– бесконечный путь и развитие, — поясняет Илья. — Мы очень любим путешествия. Если представить город, куда бы хотелось поехать, то это порт, из которого можно попасть куда угодно. Мы на месте сидеть не будем».

«Осталось лишь построить корабль», — ставит точку в нашей беседе Иван.

Дарья Андреева

Источник: "Вестник Архангельской митрополии", №1/2017

Фото к публикации:

Возврат к списку




Публикации

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум
27 Июл 2017

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум


Работать на телевидении можно, не «выключая мозги», а напротив, находя им наилучшее применение. Документалистика — оазис в современном медиа-мире, один из способов разговора с умным зрителем. Так смотрит на этот жанр московский режиссёр Алексей Пищулин, гостивший в Архангельске. Автор исторического цикла «Династия» размышляет о будущем документального кино, об артхаусе, о воздействии зримой гармонии на человека  и вспоминает эпоху великих рассказчиков.  

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке
25 Июл 2017

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке


Архангелогородская публика привыкла к стандартному набору коллективов, номеров и произведений, которые можно услышать на Пасхальном фестивале. В этом году все прошло иначе. Источник ветра новаций — Василий Ларионов, директор Поморской филармонии. Он вливает в ветхие мехи респектабельной традиционности свежее вино непривычных форматов, нестандартных подходов и модных влияний.

Духу человека нужен Бог
24 Июл 2017

Духу человека нужен Бог


Людям свойственно увлекаться, их манит новое, касается ли то материальных благ или духовных веяний. И в этом вечном, оправданном стремлении к «передовому» что важно человеку положить на внутренние весы?

Надежды, адресованные Богу
21 Июл 2017

Надежды, адресованные Богу


Она повсюду: в вещах, в манерах поведения, в речи, привычках. Она есть колебание, отклонение от обычая, которое рождает новшества. Мода как феномен, затрагивающий все сферы. Это о том, что происходит внутри нас. Мода — веяние, она изменчива.