Русский Север глазами священника-петербуржца

Дата публикации:04.09.2017

Недавно студенты Сретенской духовной семинарии и добровольцы из московских вузов завершили миссионерскую экспедицию, посетив Пинежский район Архангельской области. В этот, мягко говоря, обширный край группа приезжает уже не в первый раз. Но экспедиция 2017 года стала самой активной и разнообразной.

Ребята навещали жителей отдаленных деревень и поселков, давали концерты в больницах и на площадях, играли с детьми, сплавлялись по реке, учились печь северные пироги и, конечно же, занимались миссионерской работой. Нужно было петь за богослужениями, готовить людей ко Крещению, отвечать на любые вопросы, связанные с верой. А заодно – раздавать дефицитную там духовную литературу, подаренную Сретенским монастырем.

Курировал экспедицию иерей Петр Кузнецов – священник с необычной биографией, вот уже шесть лет самоотверженно служащий на Русском Севере, среди лесов, медведей и бездорожья. Общение с ним оказалось не только интересным, но и полезным. Хороший пастырский опыт, творческий склад натуры (батюшка пишет стихи, участвует в создании фильмов), взгляд с далекой окраины на особенности столичной и провинциальной жизни – все это мы решили зафиксировать в виде небольшого интервью. Как живут северяне сегодня, насколько глубоко сохранилась в их душах культурная традиция, вера? И каково быть священником на Русском Севере? Вот что рассказал нам отец Петр.

– Батюшка, Господь призвал вас служить на Русском Севере, но родились и выросли вы южнее. Расскажите о вашем детстве и юности. Что сформировало ваш характер и побудило стать священником?

– Я петербуржец, отец – театральный режиссёр, мать работала в секретариате Эрмитажа. Думал, что продолжу дело отца, даже поступил в Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства на факультет режиссуры. Но, как говорится, человек рассмешил Бога, рассказав ему о своих планах. И Промысл Божий обо мне был другим. Не я выбирал Православие – Православие выбрало меня.

Первый раз я вошёл в храм в 14 лет. Это был Иоанновский монастырь на Карповке, созданный святым Иоанном Кронштадтским. Я тогда и подумать не мог, что через 25 лет буду служить на его родине православным священником.

Потом я учился в Санкт-Петербургском институте философии и богословия. Честно говоря, не хотел быть священником. Три года меня уговаривали. Опять же: не я выбирал священство, а оно меня.

На Русском Севере оказался по приглашению епископа Тихона, он меня и рукоположил.

– Как вы оказались в Пинежском районе? Каковы были первые впечатления от русской глубинки?

– На Пинежье я оказался благодаря игумену Феодосию (Нестерову). Впечатления от глубинки противоречивые: здесь много интересного и непонятного. Я человек городской, к сельским жителям и сельскому быту мне пришлось привыкать. Поразительно, но в пинежанах встречается и абсолютное равнодушие, и абсолютная жертвенность. На Севере живут люди потрясающей доброты. Их не так много, но они есть. И это вдохновляет.

– Что сохранилось в религиозной и повседневной культуре местных жителей, а что нет?

– С религиозной культурой всё очень непросто. Здесь наблюдается смесь язычества и атеизма. Существует много суеверий, связанных с христианством. Но истинно верующие идут ко Христу, ведут в храм детей. Это радует.

– Как вы создавали церковные общины? Приходилось ли строить и восстанавливать храмы?

– Начинал с нуля. Сложно было, но тем не менее удалось поднять три прихода. Последнее место службы – посёлок Ясный. Когда я начинал здесь служить, в приходе было пять человек. Сейчас уже более 60, из них 20 детей. Приходится из сараев делать храмы. Такой вот крест священнический. Главное, чтобы из храма не сделать сарай. Один я, конечно, ничего бы не сделал. Люди помогли. И когда меня спрашивают, кто наш спонсор, я отвечаю: «Христос».

– Вместе с друзьями вы создали фильм «Ковчег», собравший большое количество просмотров в Интернете. В чем задумка фильма?

– Фильм «Ковчег» создал не я, а замечательный режиссёр Александр Пасечник. Он хотел приехать на Русский Север и понять, есть ли здесь духовное делание, о котором он слышал и читал. Здесь мы встретились, состоялись съёмки. Кстати сказать, беседу со мной, вошедшую в фильм, снимали на кухне, причём скрытой камерой. Я не сразу понял это, увлёкшись темой разговора.

– Только что закончилась миссионерская экспедиция на Пинежье, которой вы руководили. Расскажите, как она проходила? Кто участвовал в ней?

– Идея экспедиции принадлежит замечательному человеку – иеромонаху Иринею (Пиковскому), насельнику московского Сретенского монастыря. Я его в этом поддержал. Разработали проект, составили маршруты для двух групп. Моя группа, в составе которой были студенты Сретенской духовной семинарии и других московских вузов, отправилась на Пинежье.

Путешествие получилось незабываемым. Заезжали в глухие пинежские деревни и крупные сёла, служили молебны, вели беседы с населением, давали концерты, посещали медицинские заведения, организовывали детские площадки, а также проводили огласительные беседы перед Крещением, ведь для семинариста важной частью дисциплины «Пастырское богословие» является общение с людьми.

А потом мы шли на маленьком катере по реке Пинеге и любовались красотой здешних мест. На борту катера отслужили молебен перед иконой Собора Пресвятой Богородицы. Причём служили на полном ходу, идя меж красных скал.

– Во время экспедиции вы посетили немало деревень, социальных учреждений. Как воспринимали местные жители приезд московских гостей? Есть ли польза от такой деятельности, в том числе и для самих путешественников?

– Нас везде ждали и принимали радушно, сердечно. Мы крестили людей в Ясном и в Кевроле, всего 21 человек. Для ребят это, без сомнения, положительный опыт, им всё понравилось. Экспедиция такого рода была первой. Будем надеяться, что она состоится ещё не раз, работа в этом направлении продолжится.

– Нравится ли вам работать со студентами и семинаристами?

– Конечно, работать с умными, увлечёнными молодыми людьми очень интересно. Случалось много весёлых и даже курьёзных моментов. Особенно запомнился уличный концерт в Пинеге, который давали семинаристы. А в Ясном чуть не перепутали бани, потому что дома в Ясном везде одинаковые, различаются только заборами, верандами... И бани в субботу топят все. Не разобрались сразу, заблудились. Я вовремя вытащил детей из чужой бани, чем вызвал их недоумение, ибо они считали, что пришли по адресу.

– Какими вам видятся последующие экспедиции в Пинежский район? Есть ли задумки о развитии миссионерской деятельности?

– Идей много. Одна из них – водный крестный ход по Пинеге на родину святого Иоанна Кронштадтского, в Суру.

– Вы не жалеете, что остались на Русском Севере? Каковы горести и радости в служении священником именно здесь?

– Трудности есть везде. В социальной сфере, например. С медицинским обслуживанием бывают серьёзные проблемы, в том числе и с детским.

Я не жалею, что оказался на Севере. Дел для священника везде хватает. Мой духовник архимандрит Гермоген (Муртазов) считает, что мне полезно послужить здесь. Так что с пользой на Севере пребываю. Не знаю, как сложится дальнейшая судьба – всё в руках Бога.

Север много отнимает, но много и даёт. Скорбями спасаемся, поэтому всё идёт своим чередом…

С иереем Петром Кузнецовым беседовал Константин Белый

Источник: http://www.pravoslavie.ru/106113.html

 

Возврат к списку




Публикации

Поговори со мной на моем языке
18 Сен 2017

Поговори со мной на моем языке


Ощущение внутренней беспомощности как условие успешной проповеди, песочные слова-образы как импульс для размышлений о любви, дружелюбный тон по отношению к миру как избавление от маргинального сознания. Протоиерей Павел Великанов — доцент Московской духовной академии, главный редактор портала «Богослов.Ru» — раскрыл свое видение жизни Церкви.

Архангельск для меня родное слово
14 Сен 2017

Архангельск для меня родное слово


Необъяснимым образом бывают связаны с Архангельском люди, чьей жизни мимолетно коснулся крылом Архангел: может, фамилией в родословной, а может, романтическим увлечением беломорскими далями. А искания, открытие себя — это как предчувствие встречи.

Икона не дерево и краски, но живое
13 Сен 2017

Икона не дерево и краски, но живое


Святыня и в то же время произведение искусства — икона, вышедшая из-под кисти древнего мастера. Она сохраняет свое высшее предназначение, откликается на молитву, даже если пребывает в пространствах музея.  

Главное наше восхождение – от земли на Небо
12 Сен 2017

Главное наше восхождение – от земли на Небо


Наш современник, владыка Даниил возглавил вначале одну дальнюю кафедру Русской Православной Церкви – Южно-Сахалинскую, затем стал главой тоже дальней, окраинной митрополии – Архангельской. Но, по сердечному убеждению архипастыря, с окраины начинается Россия. И митрополит Даниил старается, чтобы под его духовным руководством развивалась и крепла приходская и монашеская жизнь на Русском Севере...