Архангельск для меня родное слово

Дата публикации:14.09.2017

Необъяснимым образом бывают связаны с Архангельском люди, чьей жизни мимолетно коснулся крылом Архангел: может, фамилией в родословной, а может, романтическим увлечением беломорскими далями. А искания, открытие себя — это как предчувствие встречи.

Молиться и знакомиться

Восхождение к сану и архипастырское назначение в Плесецкую епархию из Гатчинской на будущего епископа Александра (Зайцева) по меркам мирским должно было произвести эффект внезапно выпавшего снега. Ведь предстояло пожаловать не в самые курортные условия да к тому же возглавить новую кафедру.

«Мы — солдаты армии Христовой. И когда руководство посылает туда, где мы нужнее, мы склоняемся перед этим выбором. Свои собственные впечатления и желания отодвигаем на второй план, — ровно произносит владыка Александр, делает маленькую паузу и, улыбнувшись, продолжает, — но ведь именно они вас и интересуют? — Когда впервые прозвучали слова «Архангельская область» и «Плесецк»,  от себя я ожидал более яркой реакции со знаком минус. Но этого не произошло.  Петербург, Тихвин не намного южнее, тем более что Каргопольский район вообще уголком граничит с Ленинградской областью. Архангельск для меня родное слово. Дело в том, что девичья фамилия моей мамы Архангельская, потому все, что связано с этим городом, мне не было чуждо. Когда же прозвучал вопрос примерно так: а не убоишься ли Архангельской области? - я тут же ответил: «Нет». Если смотреть по градусам северной широты, Петербург находится на 59, а Плесецк на 62, совсем уж рядом».

Избрание в архиереи «взлетом» владыка не считает, а видит в этом большую ответственность. Тихая, уединенная монашеская жизнь миновала, поскольку все послушания были связаны с хозяйством, реставрацией, строительством, взаимодействием с людьми, помогающими Церкви. Следовательно, как он полагает, по сути ничего не изменилось, кроме масштабов. А для начала следует на практике узнать новое место служения, вот тогда конкретнее можно говорить о планах. «Начинать буду со знакомства, молиться и знакомиться, знакомиться и молиться. А знакомство даст руководство к дальнейшим действиям», — лаконично обозначил перспективу архипастырь.

Во благовремении…

В Петербурге, в слове после чина наречения, он окинул взглядом прошлое, видя в нем одну путеводную звезду  — Премудрость Божиего Промысла. После армии, учась в Ростове, он начал задавать себе экзистенциальные вопросы, интуитивно ища ответы в науке, в истории, в чарующем мире изящных дисциплин. Однако искомого не обрел: «Все это не отвечало на самый главный вопрос, наверное, каждого человека, и особенно мужчины в молодом возрасте, вопрос о смысле его жизни. Зачем живет то или иное общество, каким образом оно живет, об этом можно было узнать, но зачем живу конкретно я и в чем смысл моей жизни, — ничто не давало ответа, кроме религии».

Этими исканиями будущий владыка был занят в годы учебы в училище искусств. И тут вступил в силу случай, что, как известно, псевдоним Бога.  Студенты ставили пьесу о Рождестве Христовом, написанную святителем Димитрием Ростовским. «Процентов на 85 спектакль состоял из музыки, и мы, студенты, пели богослужебные песнопения – "Херувимскую песнь", "Ныне отпущаеши", а когда разбирали пьесу, работали со Священным Писанием. У владыки митрополита Антония Сурожского есть понятие: встреча с Богом. И тогда я испытал что-то подобное. Понял, когда прочитал Евангелие от Иоанна, что это правда, что это действительно было и что невозможно игнорировать бытие Божие. Почувствовал, что Господь не просто Всемогущий Бог, а что Иисус Христос – личность, и что Он лично обращается ко мне. Стало предельно ясно, что я не имею права не ответить, не построить свои личные отношения с Богом. Прочтение Евангелия, Благой Вести, которая обращена к каждому из нас, перевернуло мое сознание, и самое главное я почувствовал ответ на свой вопрос о смысле жизни», — рассказывает владыка.

Удивление важным открытиям, снятие завес с потаенного переплетается с повседневностью. Мы работаем, творим, учимся, и все пригождается во благовремении. Владыка Александр говорит, что уроки профессионального мастерства не были напрасны, и сейчас в служении он почти автоматически использует то, чему научился в свое время, к примеру, нюансы сценической речи: «Когда проповедуешь на амвоне, а кто-то из пономарей ходит и что-то носит или переставляет, я вижу, как отвлекаются люди. Любое физическое действие сильнее, чем слово. Это один из элементарных законов, который работает независимо от содержания речи, и  от него никуда не деться, поэтому прошу пономарей во время проповеди не делать лишних движений. Если стоишь на солее, смотри на проповедника. Простой пример: статичная обстановка, и вдруг мимо проходит кошка, — все внимание сосредоточится на ней, о чем бы ни шла речь. Как нужно говорить, чтобы было слышно далеко стоящим — тоже один из сценических навыков, назовем их так, которые волей-неволей применяю, хоть специально не заостряю на этом внимание».

Бог за каждой вещью

Эстетическая сторона жизни владыке Александру никогда не была чужда. У немецкого писателя и художника Германа Гессе есть мысль: показывать Бога за каждой вещью —  вот что такое искусство. Владыка считает, что в этом оно родственно науке: «Истинная наука приводит к Богу, к осознанию Его, к восприятию, религиозному осмыслению собственной жизни, а полузнание, сказал кто-то из великих, — к безбожию. Поэтому истинная наука, истинное искусство обязательно приводят нас к Творцу. Причем даже если художник атеист и не ставит перед собой такой задачи, он вполне может ее выполнить, сам того не подозревая. Творческий процесс от Бога».

Неоднозначные художественные тенденции не перестают удивлять формами и смыслами. Одни считают, что эпатажные спектакли и выставки — нечто новое, характерное для времени постмодерна, другие в буквальном смысле шарахаются от такого искусства. «Чтобы понять, правильным ли путем ты идешь, смотри на ориентиры, — говорит о своем взгляде владыка Александр. — На дороге этими ориентирами служат знаки, благодаря которым водитель понимает, правильно ли он едет. Неслучайно жизнь называют путем, жить значит идти по пути, а выбирать его человек волен сам. Но Господь дает ему ориентиры через Свою святую Церковь. Если прислушиваться и присматриваться, быть внимательным на жизненном пути, как внимателен водитель, меньше шансов ошибиться. Если человек рассуждает так: умею водить машину, прекрасно пишу красками, знаю ноты, могу владеть собственным телом — и достаточно для жизни, никаких правил не нужно, - ему легко попасть в «жизненное ДТП», а не попадает до поры до времени только благодаря тому, что Господь его хранит».

За современным искусством, книжными новинками владыка не следит, но, по его признанию, бывает так, что от них никуда не деться — новости все равно настигают слух или зрение: «Громкие выставки я не посещаю, но о них знаю. Если есть резонанс. Он доходит, тем более что монастырский образ жизни сегодня не предполагает абсолютной изоляции. Но монастырь монастырю рознь. Если он глубоко в лесу, это один образ жизни, если монастырь в Тихвине – его задача принимать паломников, если он расположен в крупном городе, как Александро-Невская лавра, у него иная атмосфера. Информационная среда у каждого монастыря разная, а если говорить об архиерее, он обязан быть в курсе событий, которые так или иначе касаются его паствы».

Корифей уходящей эпохи

Епископ Александр рассказывает, что в Ростовской епархии у него были замечательные учителя, пастыри, и в их числе служивший там митрополит Владимир (Котляров). Его стиль общения и манеры впечатляли окружающих буквально сразу. Многое сохранилось и в сердце плесецкого архипастыря: «Его богослужения производили на меня глубочайшее впечатление, думаю, они останутся в памяти навсегда. Я шесть лет помогал владыке в качестве иподиакона, ездил  с ним по отдаленным от Ростова приходам, видел его богослужения "изнутри", поскольку всегда был совсем рядом. Его молитва не может оставить человека равнодушным. И надо учиться молитве у таких святителей, как владыка Владимир.

Вообще хотелось бы как можно больше взять от него, но это слишком трудно осилить. Владыка, например, полиглот. Он знает несколько языков и совершенно свободно на них общается даже сейчас, в своем почтенном возрасте. Дорогого стоит его дипломатичность, осторожное, тактичное общение. Я не такой, не такой у меня характер, но его манеры и стиль не могли не произвести впечатления. Владыка Владимир замечателен, это человек, которого я глубоко уважаю, считаю своим учителем, и для меня он пример в богослужении и в общении как с духовенством, так и со светскими людьми.

На всю жизнь я запомнил такой эпизод. В определенный момент на богослужении владыка поминает сослужащих ему. Все, кто находятся в алтаре, священники, диаконы, иподиаконы подходят и, целуя его плечо, называют свое имя, а он поминает. Когда я к нему подходил и называл свое имя, он тут же сам повторял имена моих родителей, родственников, то есть он их помнил. Когда я поделился своими впечатлениями с товарищами, они сказали, что и у них так же. Оказывается, он помнил всех: священников с матушками, с детьми… Ну ладно священников, а я-то, тогда иподиакон, очередной из шести. Даже и сейчас это поражает, правда? Как может не остаться впечатления?»

Митрополит Владимир принадлежит к удивительному поколению, к сожалению, уходящему. Владыка Александр полагает, что эти люди многое пережили. А человек хорошо учится лишь на своих ошибках. «К чему я это говорю? — размышляет архипастырь. — Мы с трудом воспринимаем жизнь других, другого поколения, времени, которое нас не касается, в котором мы не живем, мы воспринимаем прошлое слабее, чем настоящее. Поэтому неаккуратно относимся к тому, что можем почерпнуть, чему можем научиться у поколения, пережившего минувший век и оставшегося в Церкви. Жизнь этих людей надо изучать. Если же будем невнимательны, рискуем многое повторить. По моим ощущениям, градус оттепели, которая с 1990-х годов вдруг случилась по отношению к Церкви, понизился».

Дислокация культуры

Многие годы епископа Александра связаны с Петербургом. И конечно, там своя традиция церковной жизни. Незримое улавливается в эфире городских улиц, храмов. И что же отличает эту атмосферу?

«Петербург — город западный и, несмотря на это, верующий, православный. Насыщенный как мегаполис и как духовный центр, он имеет колоссальный опыт мирного сосуществования различных конфессий, —  делится размышлениями владыка. — Митрополит Владимир, возглавляя  Петербургскую кафедру, умел искусно наладить диалог со всеми их представителями, причем диалог не компромиссов, не уступок, а трезвого отношения к жизни, к ситуации, к среде, в которой мы живем. Эта традиция сохраняется. Надо иметь твердость, стояние в православной вере и при этом любить людей. Нельзя снимать со щитов события столетней давности —  три революции, которые совершились в Петербурге, и потому это город, требующий к себе особенного внимания духовенства».

По мысли архипастыря, он являет дислокацию культуры, в том числе культурных особенностей и в церковной жизни: в песнопениях, в изобразительном искусстве, в архитектуре. Удивительные храмы — готической архитектуры и при этом изначально православные — вы найдете в Петербурге. Там академическая школа иконописи, своеобразная исполнительская манера песнопений и особенно внимательное отношение к тому, какое произведение будет петь хор за тем или иным богослужением. «Санкт-Петербург может себе позволить профессиональное исполнение церковных произведений в храмах», — поясняет владыка.

Чувства за тысячи километров

Его юность была наполнена приключениями —  не домосед, легкий на подъем. Но когда принял монашество в Тихвинской обители, ушло желание  путешествовать, как отрезало, вспоминает владыка. «Я понял, что рядом есть святыня, и в любую минуту можно подойти и прикоснуться к ней. В других местах, безусловно, интересно посмотреть на живой опыт людей. Я был в Иерусалиме, на Афоне, с радостью и духовным подъемом посещал эти святыни. Но специально никогда не планирую свои путешествия», — говорит владыка.

Его родина — Волгоград, а после школы ждали иные берега — Ростовское училище искусств. Так что о городе детства остались только едва уловимые впечатления. Родители уже давно живут в Санкт-Петербурге, а младшая сестра с тремя племянниками — в Ростове.

«Становление, юность, 17+, — улыбается владыка, — это период Ростова. Там остались старые друзья. Известие о моей архиерейской хиротонии в Александро-Невской лавре донеслось до них, и многие приехали, в основном, конечно, духовенство, сверстники, привезли подарки, гостинцы, рыбки ростовской… Было очень приятно. С кем-то не виделись почти 20 лет, и все же тепло, которое исходит от человека, взгляд, который греет, не подменить, искусственно не сделать — даже если кто-то назовет себя другом и сядет поближе. А если это искренне, ты почувствуешь тепло за тысячи километров».

А что же есть дружба? В рассуждении над этим понятием легко впасть в банальные фразы… Владыка задумывается: «Бывает, долгое время не общались по телефону, не писали смс, но мы чувствуем друг друга. Может быть, дружба зиждется, питается, крепнет, состоит из того, что мы молимся друг о друге, обращаясь к Богу о даровании здравия, благополучия, долгоденствия. В этом молитвенном общении чувствуем, что мы вместе».

 Людмила Селиванова

Источник: "Вестник Архангельской митрополии", №3/2017  

Возврат к списку




Публикации

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью
22 Ноя 2017

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью


В интервью Зое Световой, журналисту сайта "Открытой России", епископ Тихон (Шевкунов), которого называют "духовником Путина", рассказал, что не смотрел фильм Кирилла Серебренникова "Ученик" и не показывал его Путину, объяснил, почему Церковь поддерживает государство, и сообщил, что знает, что некие силы готовят серию заказных публикаций против Русской Православной Церкви, чтобы ослабить ее влияние на народ.

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.