Самая нежная и пламенная любовь

Дата публикации:06.11.2017

Еще в Древней Греции, в комедии Аристофана впервые прозвучала такая фраза: «Ubi bene, ibi patrio» («Где хорошо, там и отечество»). Но так ли это и что следует подразумевать под словом «патриотизм»? Рассказывает митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.

— Когда в 1941 году началась Великая Отечественная война, первым с воззванием к народу обратился не Сталин, а Патриарх Сергий. Это исторический факт. Конечно, у Святейшего не было возможности вещать через средства массовой информации, которые имел вождь и другие руководители государства. Тексты Патриарха, напечатанные на машинке, распространяли по храмам. Он сориентировался быстрей и был уверен в том, что победа будет за нами. Откуда такая уверенность? День, когда немцы напали на СССР, был не простым. Это был день Всех святых, в земле Российской просиявших. Понятно, что напасть в такой праздник означало подписать себе приговор. Когда с нами Небо, все земное вооружение не имеет никакой силы. Патриарх Сергий на своем опыте знал эти прописные истины. Мы говорим: «Патриотизм – любовь к своему отечеству». А как христианину правильно относиться к своему Отечеству? Прежде всего изучать Священное Писание и наследие святых отцов, потому что угодники Божии давали толкование тем или иным истинам.

Любовь к Отечеству не абстрактна: мы же любим не толпу, нет, это любовь к близким тебе, конкретным людям. Апостол Павел в Послании к римлянам в 9 главе писал: «Великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу (у апостола, оказывается, была печаль, но от чего он мучился?): я желал бы сам быть отлученным от Христа… (какой ужас!) Но дальше: за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян…» Блаженный Феофилакт толкует: «Словами  "за братьев, родных мне по плоти", указывает на самую нежную и пламенную любовь свою к иудеям». Смотрите — нежную и пламенную. Патриотизм есть особая, жертвенная любовь, когда ты готов пожертвовать не свою зарплату, а самое дорогое — жизнь. И грех, если у нас этого нет. Такой грех приравнивается к отречению от Бога. Большая часть христиан отрекается от Христа в своем сердце, через страсти, грехи мы предаем Христа, отрекаемся от Него и переходим на сторону дьявола. Есть две любви, которые постоянно в нас борются, — к миру и к Богу.

Предательство приравнивается к отречению от Христа. Мы можем отречься устно, публично или внутри своего сердца. Внешне мы крестимся, молитвы читаем, но в своем сердце приносим жертву дьяволу, ему служим. Когда человек умрет, придет хозяин сердца и раскроет то, чем оно было наполнено.

Конечно, не мой вымысел, что отсутствие патриотизма является отречением, эти слова принадлежат апостолу Павлу. Он пишет: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5:8). Если человек не печется о домашних — грех. Своим ближним досаждает, делает злобу — вдвойне страшнее, если бы он чинил беззаконие на стороне. Ведь есть понятие: свой – чужой. То есть твое Отечество — это мать, отец, твои родственники, братья, сестры – ты несешь ответственность за них пред Богом.

Посмотрим на отцов Церкви. Святой Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на битву. Святые о чем просят? О высоком, о покаянии, о добродетелях, о просвещении светом разума. О чем молился подвижник Серафим Вырицкий тысячу дней и ночей, как Серафим Саровский? О победе русского народа над фашизмом. Это традиция Церкви. Очень интересны рассуждения отца Григория Нисского, который писал о людях, которые порабощены всякому непотребству, и он перечисляет это непотребство: разбойники, человекоубийцы, предатели Отечества. С незапамятных времен предать Отечество считалось грехом и, наоборот, сохранить ему верность  — добродетелью. У святителя Филарета есть интересное высказывание: «Те из наших воинов, которые принесли себя в жертву в чистой преданности Богу, Царю и Отечеству, достойны мученического венца и потому достойны участия в церковной почести, которая издревле воздавалась мученикам».

Святой Феофан Затворник пишет: «Развивайте в русских воинах живущую в них мысль, что они, принося жизнь свою в жертву Отечеству, приносят ее в жертву Богу и сопричисляются к святому сонму мучеников  Христовых». Видите, какая параллель: воины, которые отдали свою жизнь за Отечество, приравниваются к мученикам. Почему эта мысль всегда жила и будет жить в сердцах верующих людей? Игумен Никон (Воробьев), подвижник благочестия, писал своему духовному чаду: «Сейчас много говорят о войне. Если она будет, тебе придется идти. Вот тебе легкий путь спасти свою душу: не жалея себя, с верой в Господа, исполняй честно всякий приказ, хотя бы пришлось идти на явную смерть. ...Смерть на войне есть смерть за други своя и ведет в Царствие Божие, поэтому не должно страшиться». Это почетная, славная кончина человека.

Жертвенную любовь надо воспитывать в себе. Если человек неверующий, в его голову закрадываются мысли: правильная ли эта война, почему меня на нее послали или почему мой отец отдал свою жизнь… Это нехристианские мысли, потому что Бог знает все. Человек надел форму и отправился защищать Родину, может, он сделал несколько шагов в сторону фронта, и его накрыло бомбовым ударом. И что? Бог все учитывает и дарует герою венец.

От этой войны перейдем к высшей войне, от Отечества земного к Отечеству Небесному. Тексты Ветхого Завета, Евангелия, апостолов, святых угодников Божиих показывают, что у нас два отечества: земное и Небесное. И если ты не трудишься быть достойным сыном или дочерью своего земного Отечества, значит, не попадешь в Отечество Небесное. Отцы Церкви гласят, что через ближнего мы восходим в любовь Божественную. Апостол Иоанн пишет, если «кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец» (1 Ин. 4:20). А патриотизм — это любовь к Отечеству, любовь к конкретным людям. Главное — воспитывать будущее поколение на основе этих ориентиров, тогда нашу страну ждет будущее. Такие ориентиры дает сейчас только Церковь. Господь очертил границы, где добро и где зло, каким должно быть отношение к Отечеству, к той земле, которая тебя вырастила, отношение к близким. Отечество, как и родителей, не избирают, так же, как мы благодарим родителей, должны быть благодарны и своей родине.

Любовь – не только нечто внешнее, которое, как правило, вторично. Самое главное, что чувствует сердце. Основа патриотизма — любовь к ближнему. Если в школьные годы ее не привить и не развить, внутри человек будет пуст. Мы непостоянны, и в этом основа греха. Лекарство же от него, противоядие — исполнение Заповедей Божиих.

Источник: "Вестник Архангельской митрополии", №4/2017

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.