Столетие русской катастрофы: почему мы ее допустили?

Дата публикации:28.12.2017

В столетнюю годовщину великой трагедии наше общество вступает в расколотом состоянии. Гражданская война идеологий, ожесточенные споры в СМИ, словесные драки в интернете. Либералы против патриотов, «зеленые» против «красных», неверие против веры. Призрак 1917 года витает в разгоряченных умах, но нет времени остановиться и подумать, что же с нами тогда произошло и к чему мы движемся сейчас.

О страшных событиях Февраля и Октября в интервью нашему изданию рассуждает руководитель миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерей Евгений Соколов.

 - В многочисленных статьях, посвященных революции, описываются политические, экономические причины, социологические и исторические аргументы, и только о главной, фундаментальной причине – духовной – не принято говорить. Если мы возьмем то время, то сможем увидеть, что призыв остановиться был: и у старцев Оптиной пустыни, и у Иоанна Кронштадтского – когда они, обладая даром прозорливости, прямо говорили, что ждет русский народ, если он не остановится в этом стремлении к пресловутой свободе и не покается. Бог не оставил наш народ и предупреждал через Своих угодников. Почему же мы не услышали?

Чтобы понять истоки, можно вернуться в райский сад. Бог дарит человеку мир и предлагает преобразовывать этот мир в соответствии со Своей волей. И человек почему-то отказывается. Можно много говорить, но одна из причин – это проявление эгоизма. Человеку дано огромное богатство – мир и автономное управление им. И вот оказывается, что чем больше ты имеешь, тем больше соблазн использовать это богатство по своей воле. Можно вспомнить еврейский народ, когда пророка Иеремию предупреждают, что надвигающееся персидское войско не остановить, лучше сдаться в плен на почетных условиях и сохранить народ, территорию, храм. Пророк не услышан, и в результате народ отведен на 70 лет в плен, храм разрушен, государство разгромлено.


Еще одно событие – это всемирный потоп, самая страшная катастрофа в земной истории. Бог предупредил человечество, Ной строил ковчег более ста лет, но люди продолжали «есть, пить и веселиться». Собственно, главная причина, по которой Бог вмешивается в историю — это отказ человека исполнять Его волю.

И если мы рассмотрим события 100-летней давности, то увидим трагическое состояние русского народа, который отказывается жить по воле Божией. Можно понять, как это случилось. Вспомним Чернышевского Николая Гавриловича, который пишет совершенно богохульный памфлет «Что делать?». Это инструкция, как разрушить государство и Церковь. И вот, когда писателя совершенно справедливо ставят к позорному столбу, наша передовая интеллигенция забрасывает его цветами, ничего не боясь, показывая, что им мило это богохульство. Можно вспомнить, как Вера Засулич тяжело ранила петербургского генерал-губернатора, а ее оправдали. Она, оказывается, имела право на убийство после того насилия, которое, по ее мнению, допустил градоначальник, и это оправдано обществом.


Массовому глумлению и осмеянию подвергаются и императоры, и иерархи Церкви, и даже великие угодники Божии. Обращу ваше внимание, что именно насмешки и сарказм оказались тем джином, выпущенным из бутылки, который разрушил нравственные устои русского человека. Я всегда говорю, что смех — самое страшное оружие в борьбе со святостью, которое может опошлить, уничижить любые нравственные принципы, самые высокие истины и идеалы. И если можно смеяться над целомудрием, семьей, верой, то развращенность общества (особенно великосветского) становится нормой.

- Получается, что одной из явных причин революции была намеренная десакрализация власти и Церкви, их осмеяние в публичном пространстве?

 - Конечно, как и всех идеалов. Мы говорим, что власть от Бога. Если власть что-то делает не так, то ее можно критиковать, конечно, но не высмеивать ни в коем случае. Вспомним, как Пушкин жестко критиковал царскую власть, и с этим смирялись. Но как только он написал глумливую эпиграмму на императора Александра I, его тут же сослали — и совершенно правильно. Хотя, повторяю, критика, даже самая нелицеприятная, допускалась.

А как травили Иоанна Кронштадтского, как высмеивали его проповеди, как высмеивали его многотысячные исповеди? Его обвиняли в сектантстве, в роскоши, в актерстве и лицемерии — в чем только не обвиняли. Если взять газеты того времени, Иоанн Кронштадтский там просто посмешище. Если мы так глумились над святыми, то что еще говорить? Бог наказал нас и наказал достаточно сурово, но это было проявление Его любви.

 - Многие публицисты и историки причины кровавых событий 1917 года видят в личности императора Николая II. Мол, был слабым и безвольным правителем, которую свою семью поставил выше государственных интересов, в страхе отрекся от престола и т.п. Если бы он правил жесткой рукой, перевешал бы всех бунтовщиков, то и не случилось трагедии...

- На мой взгляд, если бы он был он стал насильственным путем удерживать власть, то были бы гораздо большие потери и более жестоким было бы сопротивление. Вся беда была в состоянии общества – потушены все «маяки», разрушены идеалы. И в этом огромная вина, давайте честно скажем, прежде всего, Церкви. Вспомним, что Священный Синод фактически поддержал февральскую революцию и утвердил отречение Николая II от престола, что просто ни в какие духовные рамки не лезет. Как можно было так? Это ведь помазанник Божий, которого Церковь через Таинство возводила на царство.

И уже вскоре многие из этих иерархов приняли мученический венец, очистившись кровью от греха отступления. Это милость Божия, что Он даровал им такую кончину.

 

- Наверное, сложно по-другому охарактеризовать ситуацию февральских событий, как это сделал император в своем дневнике: «Кругом измена и трусость, и обман!»

 - Да, и государь сделал тогда то, что должен был сделать – пожертвовал собой. Он показал пример жертвенности, надеясь, что его кровь примирит общество. Это был единственный выход в тот момент. Он надеялся, но оказалось, что нет. Но это уже не его вина, потому что потерявшим все ориентиры, извращенным в духовном плане обществом управлять было невозможно. И никакое насилие, никакие административные меры не помогли бы. Возможно, Россия разлетелась бы на куски и перестала существовать как государство. И царь пожертвовал собой, своей семьей в надежде примирения. Не видеть, не чувствовать этот подвиг может только духовно слепой человек.

 - Кто-то говорит, что революционные события были предопределены: сам строй самодержавной монархии безнадежно устарел. Экономическо-политическое и социальное развитие общества требовало уже другой формы правления.

 - Ну хорошо, мы отвергли монархию. И к чему мы пришли сегодня с нашей демократической формой правления? Мы подошли к абсолютному тупику: у нас сейчас нет духовных идеалов. Посмотрите, что является идеалами. Степень развращенности, падения общества хуже, чем в Древнем Риме.

Самодержавие, по Священному Писанию, наверное, единственная форма власти (после теократии) благословленная Богом. Помним, что монархия в нравственном плане всегда контролировалась Церковью. Церковь следила за тем, чтобы цари вели себя в рамках духовных законов христианства. В этом заключается и символический смысл помазания на царство. Конечно, в истории бывало всякое, но православные монархи всегда чувствовали над собой нравственный авторитет Церкви. Сегодня же, когда власть полностью секуляризирована, мы имеем абсолютное духовное беззаконие. А общество, которое не объединено едиными духовными ценностями, распадается. Это прекрасно понимал князь Владимир, который выбирал веру, чтобы сделать народы (дикие славянские племена) едиными по духу.

- Здесь уместно вспомнить петровские реформы, когда было ликвидировано патриаршество, а Церковь превращена в составную часть государственного аппарата. Многие русские мыслители говорили, что Петр, отвергнув нравственный суд Церкви над собой, и заложил под Россией бомбу, которая взорвалась в 1917 году...

 - Конечно. Государство всегда держалось на двух столпах – патриархе (духовная власть) и царе (светская власть). Стоило только выбить один столп, лишить нас патриарха – и все рухнуло. Давайте вспомним Ермогена: царь низложен, поляки в Москве, но патриарх держит власть, ему подчиняется народ, и вся страна ориентируется на него. И, руководствуясь именно воззванием патриарха Ермогена, народ восстал, собрался в ополчение и изгнал оккупантов. А когда петровские времена лишили нас патриарха, результат через двести лет не замедлил сказаться.

Именно с начала XVIII века и началась резкая духовная деградация как власти, так и всего общества. Если Петр упразднил патриаршество, чтобы оно не мешало его экономическим реформам, то мы одновременно лишились главного духовного авторитета. И в 1917 году не нашлось никого, кто бы смог сплотить вокруг себя народ, как это сделал во время первой революции 1905 года святой Иоанн Кронштадтский.

 - Почему же провалилось белое движение, несмотря на то что его лидеры называли себя православными и боролись, как они говорили, за историческую Россию…

 - Есть четкий ответ: до 1914 года было правило, что офицер должен как минимум раз в год исповедоваться и причащаться. Это было официально прописано в воинском уставе. Человек, которому доверена власть над людьми, обязан в нравственном плане быть под контролем. И были капелланы, которые следили за этим. А затем выходит распоряжение, что причащаться необязательно. И что вы думаете? Из десяти только один продолжает исповедоваться, остальные прекращают. Это говорит об уровне духовности нашего офицерства, для которых главное – власть и развлечения. К сожалению, очень многое, сказанное о белом движении, как о людях, которые развращены, которые не соблюдают никакие духовные каноны, правда. Это была норма. Более того, когда кто-то из офицеров соблюдал эти нормы, он был в какой-то мере изгоем.

И затем белые прямо говорили, что они против монархии, против самодержавия. Это и стало самой главной причиной поражения. Троцкий как-то сказал, что если бы белые подняли на знамена лозунг «За веру, царя и Отечество!» — Красная армия была бы сметена в считанные дни.

- А откуда взялась у простого народа такая страшная ненависть к Церкви? Ни иноверцы, ни иностранцы, а крещеные русские люди шли убивать священников, спиливать кресты и грабить храмы. Уровень насилия, ненависти и святотатства в эпоху Гражданской войны был гораздо страшнее, чем даже во время Большого террора.

 - К сожалению, нравственный уровень духовенства синодальной Церкви был, мягко говоря, не на высоте. Можно вспомнить известную картину «Чаепитие в Мытищах», где довольный жизнью священник пьет чай, а его служанка отталкивает попрошайку-мальчика с одноногим солдатом. Крестный ход с пьяным духовенством с другой картины, к сожалению, тоже был реальностью. Простые люди видели это лицемерие, когда с амвона говорилось об одном, а поступки совершались совсем другие.

Как говорил святой апостол: «Ибо время начаться суду с дома Божия» (1 Пет. 4:17). Раз священники так заботились о своих чадах, то на них по попущению Божию и пришелся первый и самый страшный удар. Но надо отдать должное: Русская Церковь никогда не проклинала своих хулителей. Она восприняла случившееся очень правильно: это наказание Божие, и всегда молилась за своих палачей и гонителей. Это и позволило Церкви возродиться – смирение, терпение, признание того, что мы главные виновники, а революционеры – наши «заблудшие дети».

- Какой же главный вывод русский народ должен сделать из трагедии, произошедшей сто лет назад?  

- Вывод простой: существование человека, семьи, общества имеет смысл только в служении Богу. Если мы не вернемся к изначальному пониманию воли Божией о нашей стране – «Русь святая, храни веру православную», — если не будем любить и защищать свою веру, то конец нас ждет очень печальный. Это также неизбежно, как неизбежно наступит зима. Государство просто распадется, и второго шанса, какой нам Бог дал после 1917 года, у нас уже не будет. Если мы откажемся от дарованного Богом креста, тогда русская цивилизация погибнет, как некогда погибла Византия.

Беседовал Михаил Насонов

 

Отрывок из статьи «Оскорбление христианских святынь», «Архангельские епархиальные ведомости» № 18 за 1 ноября 1918 года

 ...В Сельце Холмогорского уезда мы узнали, что оно и соседние с ним места трижды подвергались нападениям большевиков. В одно из своих нападений банды двигались мимо приписной церкви в дер. Тегре. Эта старинной постройки церковь, занимая возвышенное место близ дороги, прежде всего подверглась поруганию. Не встретив себе отпора, толпа красноармейцев-большевиков задумала устроить привал на пути. Иного места для этого кроме церкви не нашли, хотя состояние погоды и местные условия предоставляли широкую возможность оставить храм в покое. Вот как проводила время «красная» армия в Тегре. Церковные замки были взломаны, двери широко раскрыты. Церковь была обращена в место самого бесшабашного разгула. Священные облачения и пелены были раскиданы но полу и затем начались в храме пляски пьяной орды. Очевидцы передавали, что с разнузданной «социалистической» армией отплясывала еще какая-то женщина, очевидно находящаяся постоянно при отряде бандитов. Плясали, пили церковное вино и курили. Все это сопровождалось безобразным пением. На престоле и жертвеннике произведен полный разгром: следы его указывают, что вино пили из потиров. Евангелие на престоле изрезали ножом. Лжицу, ковшички и блюдца утащили. Потиры забыли, вероятно потому, что были сильно пьяны под конец оргии. Всюду в храме бандиты оставили массу окурков. Нечего и говорить о том, что ни одна церковная кружка не уцелела.

Пограбив еще жителей и расстреляв 2-х честных крестьян, «социалистическая» банда двинулась к Сельцу. Два храма в Сельце подверглись такому же разгрому. Они ограблены: «социалистическая» банда похитила до 3000 р. церковных сумм, больше 2-х пудов свеч, запас церковного вина в 5 четвертей (весь), только что перед большевиками купленный, церковные сосуды, серебряные ковши, блюдечки, звездицу. После ухода большевиков местный священник нашел одну звездицу в костре дров. Зайдя в алтарь, мы увидели, что прямо на св. престоле бандиты пили церковное вино. Один потир забыт с остатками вина. На жертвенниках и престолах в храмах все переворочено. Кружки все взломаны и лежат неподалеку от церковных дверей в куче. Удивительно одно, как бандиты не успели сломать и попортить иконостас, старинной, искусной резьбы, тогда бы погиб один из редких памятников старинного зодчества у нас на Севере. Но попытки к этому были: приближаясь однажды к Сельцу, бандиты стреляли в церковь из орудий, но не попали, снаряды пролетали мимо глав...

Нельзя забыть несчастной участи, постигшей псаломщика Селецкого прихода Афанасия Ив. Смирнова. Сначала он скрывался. Когда большевики пришли в Сельцо, они объявили притворно, что смертную казнь они отменяют и что все безбоязненно могут возвращаться домой. Поверив обещанию, несчастный Смирнов вышел, но вскоре же был схвачен и приговорен к расстрелу. Продержав его сутки в заключении, на другой день «социалистическая» банда повела его на кладбище. Здесь, но словам очевидцев, произошло следующее, полное трагических подробностей умерщвление Смирнова. Его поставили около могил 3-х французов, павших в сражении с большевиками, приказали открыть рот и надвинуть на глаза шапку. Последовал выстрел. Раненый, Смирнов побежал. Ему удалось пробежать некоторое расстояние. За ним погнались. Схватили. Приставили к изгороди. Снова выстрелили. Псаломщик упал, по имел еще силы подняться, снова побежал от своих палачей. Бежал он с отчаянными криками, обливаясь кровью. Но его снова догнали и уже на 3-ий добили. Дело было около 2-3 часов пополудни. Такая зверская расправа с невинным псаломщиком, чуждым всякой политики и не имевшим никакого отношения к бессмысленным учреждениям местных совдепистов (кстати, к числу их принадлежал местный учитель Лысков, из крестьян Шенкурского у.), вызвана была только тем, что он вместе со священником принимал участие в погребении 3-х французов по церковному обряду. За торжественное погребение союзников один из клириков поплатился смертью. Вот позорные деяния на нашем Севере разнузданных матросов, этой опоры революции, но выражению предателя Ленина, наемников латышей, всюду являющихся палачами русского народа и тех гнусных шаек из одураченных изменниками русских, которые носят название «красной армии». Хотели доморощенные социалисты убить и священника, но он успел скрыться (ночью бандиты почему-то не решились переправиться через реку в дом священника), но в доме его произвели полный разгром: изрубили и переломали мебель, порвали фотографические снимки, перебили посуду, угнали корову, унесли все из остального имущества, словом, разорили человека.

Но в Сельце распущенная «социалистическая» орда совершила, помимо всего, величайшее кощунство: со св. престола похитили св. дары, и где они, - остается неизвестным, так как сосуда, в котором они хранились, после ухода большевиков не оказалось.

 Источник: "Вестник Архангельской митрополии", №5/2017

Возврат к списку




Публикации

Священник Алексей Уминский: Мир становится хрупким
10 Июл 2018

Священник Алексей Уминский: Мир становится хрупким


Когда появляется образ врага, неминуемо начинается схватка. Но откуда эта идея взялась сейчас, в благополучное время? Что произошло сто лет назад и как это повлияло на наш народ? Почему продолжается гражданская война в умах?

Владимир Легойда: «Христианство — это всегда подвиг»
9 Июл 2018

Владимир Легойда: «Христианство — это всегда подвиг»


Владимир Легойда в интервью «Известиям» оценил риски предоставления автокефалии Украинской Церкви, рассказал о том, как Русская Православная Церковь относится к пенсионной реформе, и ответил на другие актуальные для Церкви и общества вопросы.

Праздник личного бессмертия
9 Июл 2018

Праздник личного бессмертия


«Праздников праздник и торжество из торжеств». Именно так православная святоотеческая традиция характеризует масштаб события Воскресения Христова.

Поток злых слов взял верх...
9 Июл 2018

Поток злых слов взял верх...


На Пинежье в Архангельской области почти в каждой деревне есть братские могилы 1918-1919 годов. На Пинеге в красных и белых частях служили партизаны-добровольцы, которые бились до последнего и всеми способами стремились уничтожить противника.