Часто прийти на исповедь тяжелей, чем к врачу

Дата публикации:10.05.2019

Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил – об отношении Православной Церкви к некоторым обывательским вопросам.

Руководитель епархии – человек разносторонне образованный и очень общительный. А потому, как никто другой, может пролить свет на некоторые устоявшиеся суеверия и обычаи нашей повседневной жизни. Ведь порой мы совершаем сомнительные с точки зрения Церкви поступки просто потому, что так принято.

Святыни не выбрасывают

– Владыка Даниил, часто слышим, что дети отвечают за грехи своих родителей. Дескать, не везет мне по жизни, наверное, папа нагрешил.

– Так проще списать на кого-то свои жизненные неудачи. У каждого человека свой крест. С детей за наши грехи спрашиваться не будет. Но есть другой момент: дети могут нести последствия грехов своих родителей, это доказано медициной. Если отец пил, у сына есть предрасположенность к алкоголизму. Как физические заболевания, так и нравственные передаются по наследству. Если есть слабость к греху, если мать, к примеру, впадала в блуд, а отец любил выпить, значит, детям нужно стараться подальше держаться от этих страстей, потому что можно не справиться с собой. Человеку нужно будет приложить больше усилий, чтобы победить эту страсть. Но если он будет бороться, молиться, то свои наклонности переборет и не передаст дальше, своим детям.

– А как относится Церковь к эко-оплодотворению?

– Если при такой процедуре гибнет множество оплодотворенных клеток, то отрицательно.

– Существует ли контроль над небольшими храмами и часовнями в деревнях? Могут ли их служители правильно совершать церковные обряды?

– У нас есть четкое разграничение полномочий. Все зависит от обряда. Если прочитать молитву – это одно, молитвы есть и для мирян. Есть службы, которые можно совершать мирским чином. А вот литургию или церковные таинства (причастие, соборование, венчание и другие) миряне совершать не могут. Епархии все не проконтролировать, но отдаленные храмы, как правило, приписаны к приходам, где есть священник. К нему можно обратиться, если есть подозрения в каких-то нарушениях. Кроме того, епархия проводит проверку по каждому неанонимному обращению.

– Почему в брюках не пускают в храм, а в мини-юбке – можно?

– В мини-юбке тоже нельзя. Мы немного потеряли свою культуру, традиции, устои, необходимо время, чтобы все это вернуть. Я сторонник того, что, если даже человек пришел в храм «не по форме», ему нужно подсказать: зайдите тихонечко, поставьте свечку, а в следующий раз оденьтесь подобающе. И он поймет.

Только что христиане отпраздновали Пасху, за неделю до этого принесли домой свежие вербушки. А со старыми что делать?

– Обычно их сжигают. Также если есть остатки свечей, их лучше принеси в церковь, в крайнем случае, если нет возможности, то сжечь. В целом святыни не принято выбрасывать.

– 16 июня – Троица, принято ходить на кладбище. Когда лучше это делать – в субботу или в воскресенье, до обеда или после?

– Нет разницы. Главное, что нужно сделать до обеда на Троицу – сходить в храм. Это в первую очередь. А на кладбище вообще можно ходить в любое время дня, не привязывая это к определенной дате. Посещать кладбища на Пасху и в Троицу придумал народ в советское время как альтернативу богослужению. Храмы были закрыты, а религиозные чувства нужно было как-то выразить. Вот и пошли на кладбище: вроде святое дело помянуть усопших.

– А вот эта традиция – еду на могилу положить, водки налить, выпить, закусить?

– Она тоже со времен атеизма: что сидеть у могилки просто так? Есть хочется – давайте помянем. А чего еду будем уносить, пускай здесь останется. Говорят еще: пусть птицы поклюют, на небо унесут. Ставить рюмку и еду на могилу – это ненормально. Это все суеверия. Хочешь помянуть – оставь могилу чистой. Зачем разводить там насекомых, грызунов, приманивать птиц и бродячих собак? Наоборот, убери все за собой.

Усопшему нужна наша молитва и добрые дела, нравственные поступки. Конечно, оставить водку или еду на могиле проще. Происходит подмена понятий.

Крещение как аптечка

– Правда ли, что покреститься, а потом не молиться, не ходить в церковь – еще больший грех, чем не креститься вовсе?

– Я бы не стал ставить вопрос, лучше это или хуже. Что дает крещение? Силу бороться с болезнью, с грехом, со слабостью духа. Если человеку дали лекарство, а он им не пользуется – что лучше: вообще не давать или пусть оно будет? Может быть, когда он заболеет, лекарство спасет. Если водитель не пользуется аптечкой в машине, то пусть ее не будет? Или все же пусть лежит, вдруг пригодится? Бывает так, что человеку становится трудно в жизни и душа начинает болеть, стонать. Тогда он идет в храм. Поэтому я все-таки за то, чтобы люди крестились. Но делать это нужно сознательно.

Раньше крестили всех повально, не хватало священников, чтобы вести разъяснительную работу. Сейчас мы человека готовим к этому таинству, и случайных людей стало меньше – тех, кто делает это из-за моды или за компанию, кто хотел покреститься быстро, не тратя своих сил и времени. Так не должно быть. Человек должен пройти собеседование, определенное обучение. Святое таинство просто так не дается. Мать же не даст ребенку хрустальную вазу, потому что он еще не умеет с ней обращаться.

– Кстати, о крещении детей. Коллеге предлагают стать крестной для малыша, но она боится, что не сможет нести ответственность за его судьбу, дарить подарки и прочее.

– Раньше была мода покрестить ребенка, чтобы, как в народе говорили, он меньше болел. Но это большое заблуждение, крещение не магическая процедура. И если впоследствии малыша не учат жить по Божьим заповедям, жизнь его может покатиться под откос. И крестными родителями тогда становились легко, не сознавая всей ответственности.

А ведь подарки и прочее – это вторично. Мы должны говорить ребенку о Христе и побуждать к этому его родителей. А уже если они не будут слушаться, то на нас нет ответственности.

Но можно посмотреть на это с другой стороны. Крестная в свое время состарится и умрет, а за нее крестные дети будут молиться, творить добрые дела, раздавать милостыню. Что ты вложишь в душу ребенка, то и получишь.

– Могут ли в храмах бесплатно покрестить и повенчать? Обычно на входе висит четкий прейскурант: что сколько стоит.

– Это рекомендованная сумма пожертвований. Человек не всегда отважится спросить, сколько нужно дать. Любой храм живет за счет того, что христианин его поддерживает. Ведь нужно платить за свет, отопление, семьям церковно-служителей помогать. Но если у человека нет возможности пожертвовать какую-то сумму, отказать ему не имеют права. Обязательно повенчают, не говоря уже о крещении. Но только после проведения огласительных бесед и разъяснения смысла таинства.

– Венчание сейчас в моде. А если разведешься, нужно как-то «развенчиваться»? И можно ли будет повенчаться второй раз?

– Безусловно, у нас допускается повторный брак, но для невиновной стороны. Если, скажем, муж изменил венчанной жене, а потом просит разрешение на новый брак, то священник может ему отказать. Сейчас с супругами также проводятся собеседования, чтобы люди осознали, что это такое. Вообще, все таинства – это дары Божьи. Бог дает духовный дар, который нам помогает. Венчание – это дополнительные скрепы в семье, эта благодать потом передается нашим детям. Но это и ответственность.

И если случилось так, что люди расходятся, им не нужно специально приходить в церковь, чтобы обратно «развенчаться». У нас есть только таинство венчания. И оно утрачивает силу, когда человек вступает в новый брак и идет к алтарю с новым спутником. А пока этого не произошло, люди еще могут сойтись, они перед Богом венчаны. Ну и можно разрушить таинство своими грехами – той же изменой.

– Не грех жить крещеной женщине с атеистом или представителем другой веры?

– Греха здесь нет, но это тяжелый крест. Какой-то поступок для нее – большое преступление, а он воспринимает это лишь как «да подумаешь, споткнулся, все же так делают». Он же извинился – в чем трагедия? А с ее стороны это по-другому воспринимается. Как в разных странах: тяжесть того или иного преступления определяется законами этих государств.

Ведь в сердцах можно и самой дойти до греха: выплеснуть на этого человека свой гнев, возвести на него напраслину. А зло потом к тебе вернется.

Исповедь – не допрос

– Часто люди ставят свечку определенному святому как своему покровителю. А по какому принципу они их выбирают?

– Небесный покровитель дается человеку при крещении, родители выбирают ему святого, называют малыша его именем. Но люди еще и сами выбирают себе святых – тех, кто им нравится. Это как друзей выбирать, здесь важны личные предпочтения. Человек чувствует помощь от святого, ему и молится.

– Есть какие-то правила: при болезни молиться этой иконе, при бесплодии поможет один святой, при алкоголизме – другой?

– В духовной жизни святые помогают всегда. Нет такого, что сегодня тебе один святой поможет, а другой нет. Святые – это доктора, которые дают нам лекарство. Но опять же лекарство не на всех действует. Любой врач скажет, что вначале надо рану промыть, а потом уже положить на нее пластырь. Иначе рана загноится. Вначале нужно очистить сердце и душу, тогда и лекарство подействует. Вот почему нужно покаяние. Часто человек говорит: а зачем мне исповедь, если я могу и так подойти причаститься Христу? Я всегда объясняю, что это как чистую рубашку на грязное тело надеть.

– А насколько подробной должна быть исповедь? Многих останавливает то, что священнику придется все выложить в деталях.

– Исповедь отличается от допроса следователя. Но и простой фразы «я грешен» тоже недостаточно. Уходим от крайностей. Говорим кратко, без детализации. Допрос предполагает подробные вопросы: когда, где, с кем, что конкретно украл. На исповеди человеку дана некая свобода – он сам себе должен быть прокурором и судьей и покаяться. Когда грехи касаются блудных дел, их вообще запрещено детализировать, чтобы самому снова не соблазниться этим. Часто прийти на исповедь тяжелей, чем к врачу, тут важно найти своего священника, с которым тебе будет комфортно.

Тот свет

– Как церковь относится к приметам: не оборачиваться, уходя с кладбища, нужно прикоснуться к кресту и прочее?

– Это тоже не более чем суеверия. Более того, многие элементы пришли к нам из магических ритуалов, а это уже колдовство, за него обязательно придет расплата.

– Поясните, почему везде отличаются обряды похорон, в каждой местности они свои. Ставить гроб вдоль или поперек дома, увозить на кладбище до обеда или после?

– Вообще все, что связано с усопшими, окружено страшными суевериями. Вспоминаю 1986 год, когда умерла моя бабушка. Вхожу в дом – зеркало закрыто тканью. Открываю дореволюционный талмуд «Настольная книга священнослужителя», зачитываю подстрочник снизу: «Суеверия». Там перечислено все это: завесить зеркало, нельзя есть вилками, пол мыть в одну сторону – столько всего, что не запомнишь. И все это передается из поколения в поколение и обрастает новыми суевериями как снежный ком. В каждой местности свои правила устанавливают. Христианство дает огромную свободу человеку, но людям кажется мало церковных канонов, они начинают придумывать себе лишнее. Где взяли эти пункты? Нет их у Церкви. Как поставите гроб, так и будет. Обычно стараются, чтобы лицо усопшего было обращено на восток, где святой угол с образами. И хоронят, кстати, так же, крест ставят у ног, на восток – оттуда встает солнце. Четкое расположение могил на кладбище оправдано и с точки зрения порядка и удобства.

– В понедельник не хоронят – тоже из серии суеверий?

– Конечно. Покойник не ждет, хоронят в любой день, даже в большие церковные праздники. Иное дело, получится ли в эти дни по времени, ведь у священника длинные службы. И хоронить на третий день – это тоже традиция, а не церковный канон. Не всегда получается по сроку. Суеверий очень много, вспомните хотя бы кошмар всех родственников – вдруг забудут развязать ноги. У нас было еще обязательным смерок класть в гроб – то, чем измеряли рост человека. Чего только не придумают.

– Правда ли, что Церковь не одобряет кремацию?

– Это не наша традиция, она нам навязана другими. У индусов, которые сжигают усопших, человеческое тело считается тюрьмой. А тюрьму нужно сжечь, уничтожить. У нас другой подход: тело – это храм души. Храмы мы не уничтожаем, наша традиция – хоронить (то есть хранить, сохранять) на погосте (в гостинице). Кладбище – от слова «клад», то есть мы приносим сюда оболочку человека на время, до Страшного суда.

Даже если говорят, что урну с прахом потом захоронят в могилу, сожжение – это все равно не наш обряд. Только представьте, когда часть клеток еще жива (а это научно доказано), тело человека начинает гореть. Это даже неэтично.

– Нельзя отпевать при кремации?

– Мы в некоторых случаях разрешаем, например, когда родственники хотят похоронить человека где-то далеко на родине и нет иной возможности его довезти. Или возникают иные жизненные обстоятельства. Люди понимают, что это неправильно, каются, но просят войти в их положение. А если они равнодушны к мнению Церкви, то и вовсе незачем отпевать.

Источник силы

– Владыка Даниил, у нас пошла мода на огромные кресты вдоль дорог. Такого не видела ни в одном регионе. Не слишком ли их много?

– Недавно был в Нижегородской области, там их гораздо больше. Мы возвращаемся к нашим традициям, устоям. Крест – источник нашей силы, свидетельствующий о том, что у нас есть определенные моральные нормы. И если мы забываем об этих нормах, крест напомнит. Это символ доброты, спасения. На мой взгляд, кресты – это как дорожные знаки. Кто-то скажет, что у нас тоже слишком много знаков на трассах. Но ведь они и стоят для того, чтобы люди соблюдали правила и меньше погибали. Так же и крест – это знак, который помогает человеку.

– А как Церковь относится к символам памяти на месте автоаварий?

– Знаете, в Греции вдоль всех дорог стоят совсем маленькие часовенки – так греки отмечают то место, где погиб их близкий. И оно словно напоминает другим участникам движения: пожалуйста, будьте осторожны! Церковь не возражает против этого, но хотелось бы, чтобы эти места были более облагорожены, пропорциональны, не вызывали дисгармонию в общем облике трассы.

– Теперь о нательных крестиках. Можно носить бабушкин, если она умерла?

– Так это очень хорошо – бабушкин крест. Это не значит, что какой-то негатив через крест передастся. Никакой «негатив» через святыню не придет. Наоборот замечательно, что какая-то вещь передается как семейная реликвия.

– Крестик, купленный в магазине – просто украшение?

– Если он сделан по канонам, его нужно освятить в храме. Пока крестик не освящен, он лишь украшение. Во время освящения священнослужитель скажет, каноничный ли это крест. То же самое с иконами – бывает, что их покупают в магазинах, а там просто картинка. Это пустота. Поэтому должно быть мнение эксперта.

– А некрещеному можно носить крестик?

– Я считаю, можно. И в храм ему ходить можно и даже нужно. Но некрещеный человек в какой-то мере неполноценен, он не может участвовать в таинствах. Может, он готовится ко крещению, но Церковь не сможет помочь, если ты некрещеный. Это как жетон у солдата – он нужен, чтобы тебе могли оказать своевременную помощь в трудной ситуации.

– Что бы вы хотели посоветовать в заключение нашим читателям?

– Не поддавайтесь суевериям. Наши люди всегда жили своей культурой, историей. Для того чтобы сохранить себя, русский человек должен знать свои традиции, свою истинную веру. В этом его красота и сила. Когда мы переключаемся с главного на что-то второстепенное, мы впадаем в суеверия. Суеверие – это потеря своего. Если мы не будем знать и ценить свою культуру, исчезнем как народ и будем вытеснены другими.

Софья ЦАРЕВА.

Материал из «Городской газеты» от 8.05.19.

Возврат к списку




Публикации

Что такое «национальная идея»?
14 Ноя 2019

Что такое «национальная идея»?


«Это четко и ясно сформулированная и аргументировано развернутая историософская позиция, объясняющая духовный смысл существования данных народов на данной территории», - считает протоирей Евгений Соколов.

Вселенная Homo Deus. Человек-Бог — наднациональная идея XXI века
14 Ноя 2019

Вселенная Homo Deus. Человек-Бог — наднациональная идея XXI века


Наша беда в том, что думаем, как спасти Россию и мир, ничего при этом не изменив в себе, в то время как Господь предлагает нам принципиально иной путь.

 Епископ Плесецкий Александр: Тяжело смотреть, как вымирают северные деревни
25 Окт 2019

Епископ Плесецкий Александр: Тяжело смотреть, как вымирают северные деревни


Как найти подход к пассивным атеистам и почему лучше переносить храмы, чем их реставрировать? Читайте в интервью епископа Александра «Журналу Московской Патриархии».

Монастыри — красивое богослужение, гостеприимство и духовная трезвость
30 Сен 2019

Монастыри — красивое богослужение, гостеприимство и духовная трезвость


Выступление игумена Варлаама (Дульского) на монастырской конференции в Свято-Троицкой Сергиевой лавре.