Маяки древлехранителя. Сохранить, что осталось

Дата публикации:10.08.2021

В каждом номере «Вестника Архангельской митрополии» выходят статьи о работе епархиальных подразделений. В продолжение этой серии публикуем материал, посвященный труду древлехранителя. Протоиерей Владимир Новиков рассказал о судьбе памятников старины на территории Архангельской епархии.

Отец Владимир занимает должность с осени 2019 года, за это время священник «погрузился в тему» и выстроил отношения как с собратьями настоятелями, так и с инспекцией по охране объектов культурного наследия Архангельской области.

— Церковных памятников в епархии около 20, вопросов с ними возникает масса, объем работы значительный. Древлехранитель должен помогать приходам, в пользовании которых находятся объекты культурного наследия, — начал разговор протоиерей Владимир, который совмещает епархиальную должность с обязанностями благочинного Приморского округа, настоятеля новодвинских храмов и нескольких церквей в удаленных беломорских деревнях. — Со стороны этот труд может показаться незначительным, но на самом деле приходится засыпать и просыпаться «в теме», всегда быть «на телефоне», постоянно решать какие-то проблемы, вроде бы не глобальные, но требующие каждодневного внимания.

Казусы из девяностых

В епархии есть старинные храмы, признанные памятниками регионального или федерального значения, ими фактически распоряжаются приходы, но юридические вопросы не улажены: в чьем пользовании земельный участок, кто отвечает за сохранность, не проводится ли самовольных работ на объекте? Всё это контролирует отец Владимир.

— Приоритет древлехранителя — максимально быть в курсе состояния всех памятников культурного наследия епархии, акцентируясь на тех, в которых проходят богослужения. Мы ежегодно отчитываемся перед Патриаршим советом по культуре о работе с этими объектами. Много случаев, когда охранные обязательства на здания не оформлены, а службы в них проходят с 90-х годов. Тогда не требовались документы, которые необходимы сегодня. Допустим, здание столярного цеха передавалось в пользование местной православной религиозной общине, есть бумага, которая подтверждает это. Но она уже утратила юридическую силу, потому что требования закона с тех пор изменились. Нет договора с Росимуществом о передаче в пользование. Если возьмем выписку из единого государственного реестра недвижимости, там будет значиться, что это здание находится в собственности Российской Федерации, а не прихода или епархии. При передаче в пользование, объект останется в собственности РФ, — продолжаем мы беседу со священником.

Подобные казусы приводят к тому, что невозможно законно заняться ремонтом или реставрацией храма-памятника. Древлехранитель в этом случае помогает настоятелю оформить права на здание и на земельный участок.

— Если в светских организациях этими вопросами могут заниматься целые отделы, то у нас в Церкви занимаются настоятели, у которых в штате нет соответствующих специалистов, — рассказал протоиерей Владимир. — Поэтому к работе подключаемся мы вместе с юристом епархии Светланой Соловьевой и епархиальным архитектором Владимиром Никитиным.

Перспективные объекты

Один из объектов, который в этом году может получить шанс на возрождение, — церковный памятник XVII столетия Спасо-Преображенский собор в Холмогорах. Величественный каменный храм построен в 1691 году по замыслу соратника императора Петра Великого святителя Афанасия (Любимова). После 1920 года прекрасный храм разорен, сейчас он может обрушиться. Чтобы подать заявку на финансирование реставрации по федеральной программе, нужно собрать большой пакет документов.

— В этом году у нас получилось оформить на местный приход право безвозмездного пользования зданием. До этого существовали пресловутые бумаги 90-х годов, подписанные на уровне муниципального образования, которые давно не имели юридической силы. Это было преградой для рассмотрения заявки, потому что выписка из реестра федерального имущества говорила о том, что здание в собственности Российской Федерации, но не было договора с Росимуществом о передаче в пользование. С нынешнего сентября, когда вновь будет открыт прием заявок на финансирование, приход подаст документы, — сказал древлехранитель.

Выделят ли федеральные деньги на возрождение холмогорского собора, решит министерство культуры России по согласованию с финансово-хозяйственным управлением Русской Православной Церкви.

— Мы не знаем, сочтут ли нужным дать деньги, но наша задача — заявить о разрушении памятника, который представляет историческую ценность. На него нужно обратить внимание, и путем подачи документов, мы пытаемся это сделать. Всё это делается по благословению правящего архиерея, которое необходимо для того, чтобы заявку приняли к рассмотрению, — отметил отец Владимир.

По словам священника, в этом году также подадут заявку на финансирование храма великомученика Димитрия Солунского в селе Ломоносово. Работы там начались несколько лет назад, но они не завершены. Здание не имеет электроснабжения, водопровода, канализации, необходимо сделать водоотведение, гидроизоляцию фундаментов.

Подготовлен пакет документов на деревянную церковь в Заостровье, где работы тоже не завершены — осталось благоустройство территории, подключение водоснабжения и размещение иконостаса внутри храма.

Кроме того, запланирована подача заявки на финансирование реставрации каменного заостровского храма и Благовещенской церкви Антониево-Сийского монастыря.

Ранее федеральные деньги выделили на масштабную реставрацию Троицкого собора Сийской обители, которая сейчас продолжается.

Большое поле работы древлехранителя — Воскресенский храм в Матигорах. Здание в собственности епархии, крыша протекает, трескается фундамент, в документах тоже есть проблемы, нет акта технического состояния.

— Мы побывали в Матигорах с епархиальным архитектором и всё зафиксировали, сейчас плотно работаем с инспекцией по охране памятников, отправили им письмо с просьбой составить акт технического состояния и переоформить охранные обязательства, — рассказал отец Владимир. — На основании акта делается заключение о том, что срочно нужно изыскивать средства, чтобы спасать объект. Теперь дело за региональной инспекцией, мы ждем. 

Кого ждут храмы

Поговорили с собеседником и о том, что делать с церквями в труднодоступных уголках области, часть их них бесхозны, например, храмы в беломорских почти умерших деревнях. По словам отца Владимира, пока, увы, основная надежда на добровольцев.

—  Нам помогают волонтеры московских движений «Общее дело», «Вереница» и «Родная земля», — отметил священник. — Они сами формируют для себя список объектов, где потом трудятся, в основном проводят консервационные и противоаварийные работы. Мы очень им благодарны. Также есть неравнодушные северяне, одна из них Ольга Воронова, глава паломнической службы «Архангел». Сейчас совместно с ней планируем отправиться в беломорские деревни Кадь, Козлы и Куя. Проект «Добровольцы зимнего берега» поддержан грантом «Православной инициативы» и новодвинским приходом. С нами поедет епархиальный архитектор и сотрудник инспекции. Планируем осмотреть местные храмы и в одном из них, который не имеет статуса памятника, расчистить мусор и провести противоаварийные работы. Многие храмы Приморского благочиния ждут волонтеров, и мы верим, что они дождутся их раньше того времени, когда совсем будут утрачены.

Маяки не для китайцев

В возрождении церквей в далеких поселениях отец Владимир видит миссионерство.

— Беломорская деревня Яреньга, старинное поморское село. Там было два храма, в одном из них находились мощи Лонгина и Иоанна Яренгских, чудотворцев. Еще Дмитрий Пожарский в эту церковь что-то передавал! Сейчас в этой деревне 60 человек, два школьника, которых будут возить из Яреньги в Лопшеньгу на обучение на машине — 17 километров по лесной дороге. Есть немного молодежи, у них рождаются дети. Есть семьи, которым пришлось покинуть деревню, оставить свои дома, потому что нет работы, но они хотят вернуться обратно и жить в Яреньге. Восстановление приходской жизни в подобных деревнях — это сохранение Православия в этих землях. Мне сейчас 50, я не знаю, что будет через 40 лет, но пытаюсь сохранить то, что там осталось, — поделился собеседник.

Протоиерей Владимир верит, что будущее у северных деревень есть:

— Мы видим ответ от людей, их запрос, они хотят здесь жить, хотят остаться. В одной семье в Яреньге несколько лет назад я крестил девочку, она сейчас пойдет в первый класс, сейчас у них родился второй ребенок, мама фельдшер, папа работает в котельной. Люди любят свою землю, не хотят уезжать, это надо сохранять, поддерживать. Или просто бросить территории? Отдать китайцам? Думаю, если они здесь появятся, всё обустроят и будут с удовольствием жить на чистом воздухе в хорошей экологии и ловить рыбу. Или всё же попытаться сохранить нашу землю, жизнь на которой всегда начиналась с храма. Церковь в нашей культуре — как маяк. Будет он гореть? Или мы потушим?

Материал из «Вестника Архангельской митрополии» №3 за 2021 год

Возврат к списку




Публикации