Вера без дел мертва

Дата публикации:20.01.2022

Этой осенью митрополит Архангельский и Холмогорский Корнилий принял в своей резиденции в Архангельске группу писателей и журналистов, удостоив их долгой беседой за чаем и одарив на память о визите иконами. Я попросила владыку ответить на несколько вопросов. Предлагаю читателям эту беседу.

— Из Вашей биографии, владыка, известно, что Вы в достаточно раннем возрасте приняли решение посвятить себя монашескому служению. С чем это было связано? Как к этому отнеслись Ваши родители? Кто или что именно больше всего повлияло на Ваше решение?

— Сердечное желание иноческой жизни появилось у меня еще в детстве. Сейчас трудно точно установить, как оно возникло, многие монахи не смогут ответить Вам на этот вопрос. Вероятно, таков был промысел Божий, призвание с детства.

Узнав о моем решении, близкие, конечно же, были против. Но с Божьей помощью со временем их тревоги рассеялись, и родные поддержали меня на выбранном пути. Они поняли, что это был не каприз, не минутное увлечение, а серьезное, осознанное решение — посвятить себя служению Богу и Церкви.

«...Отвергнись себя, и возьми крест свой и следуй за Мной», — говорит Господь (Мф. 16, 24). Слова Священного Писания как ничто другое призывают нас идти за Христом, чтобы во всем была единая воля Божия.

— Господь связал Вашу жизнь с несколькими храмами и монастырями – Петропавлоской церковью в Куйбышеве (Самаре), с Покровским кафедральным собором в Куйбышеве, с Псково-Печерским монастырем, с Иоанно-Предтеченским храмом в Самаре, Михаило-Архангельским храмом в селе Ореховка Самарской области, с церковью святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Самаре. Какой из этих соборов или монастырей особенно Вам дорог сегодня, спустя годы, и почему?

— Конечно, мне хочется выделить храм Первоверховных апостолов Петра и Павла в Самаре. Это моя духовная колыбель: там я принял Крещение во младенчестве, с пеленок родители носили меня на Причастие. Я вырос в этом храме, с няней и бабушкой постоянно посещал богослужения в нем, учился молиться. Спустя 20 лет я вернулся в Петропавловский храм настоятелем. Помню свое впечатление, когда вновь переступил памятный с детства церковный порог: я почувствовал, что ничего не изменилось, сохранился ощутимый молитвенный дух старинной церкви.

Покровский кафедральный собор памятен тем, что там я начал иподьяконствовать.

Каждый храм по-своему дорог связанными с ним событиями или воспоминаниями. Как можно забыть Псково-Печерский монастырь, где под сводами Успенского собора принял постриг, где у мощей выдающегося миссионера и просветителя XVI века — преподобномученика Корнилия, игумена Псково-Печерского, много сделавшего для Русского Православия, меня нарекли монашеским именем этого великого святого.

— Расскажите немного о своей деятельности в качестве временного члена Русской духовной миссии в Иерусалиме. Что особенно запомнилось?

— Служение в Иерусалиме — самое счастливое время в моей жизни, потому что ничто там не отвлекало от молитвы и богослужения.

Это был 2003 год, я служил в Казанском храме подворья Русской духовной миссии — в Горненском женском монастыре в Эйн-Кареме. Мне довелось застать тех самых монахинь, которые по 40–50 лет, а кто-то и всю жизнь прожили в этой обители. Очень много я почерпнул от общения с этими старыми сестрами и застал особое дореволюционное горненское пение, которое осталось у меня в сердце навсегда.

На служение в Русскую духовную миссию я отбыл по благословению Святейшего Патриарха Алексия II и митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, который был председателем Отдела внешних церковных связей. Мне довелось временно заменять отца Виктора Мноян, который долгое время служил в Горненском женском монастыре в Иерусалиме и вынужден был отлучиться на некоторое время по делам в Москву.

Я совершал утреннее и вечернее богослужение в обители, а ночью мы с сестрами ездили молиться ко Гробу Господню. Это было незабываемое, благодатное время.

— Кто из священников или иерархов Русской Православной Церкви оказал на Вас самое большое духовное влияние во время Вашего становления как православного пастыря, и чем Вы это объясняете?

— В первую очередь хочется сказать о митрополите Иоанне (Снычеве), от которого я получил благословение в семь лет, перед первым классом.

Владыка Иоанн известен своими историческими трудами как в России, так и за рубежом. Он был талантливым духовным архипастырем и исповедником.

Владыка вел очень скромный образ жизни. Своей добротой, искренностью, сердечностью он стяжал любовь многих верующих, и ко мне, отроку, отнесся очень тепло. До сих пор помню, как он удивился, что я еще не умел читать, но уже знал много молитв наизусть. Когда он узнал, что я прихожанин храма Петра и Павла, дал первое в моей жизни послушание — раз в неделю ходить в Покровский кафедральный собор на акафист Божией Матери. Митрополит Иоанн совершал его каждый вторник перед чудотворным образом «Взыскание погибших», это явленная самарская святыня. Я старался не пропускать акафиста.

Митрополита Иоанна сменил на Самарской кафедре митрополит Евсевий (Саввин), который продолжил возрождение церковной жизни, начатое его предшественником. Владыка Евсевий благословил меня на иподьяконское служение. В то время я уже пономарил в алтаре Петропавловского храма. После службы ко мне подошел старший иподьякон и спросил, как меня зовут, сколько мне лет и где я живу. А затем подвел к архиерею. Владыка благословил меня и сказал своим помощникам принести стихарь. Спустя время именно он постриг меня в монашество.

Нельзя не отметить духовного влияния митрополита Самарского и Новокуйбышевского Сергия (Полеткина), который рукополагал меня во диаконы и иереи. При нем я уже нес послушания настоятеля храма и благочинного Приволжского района Самары.

— Кто сегодня Ваш любимый святой, к которому Вы чаще всего обращаетесь в трудную минуту, и чем Вы объясняете свою особую привязанность?

— Преподобный Ефрем Сирин писал: «Дева Мария сделалась для нас небом, Божиим престолом, потому что в Нее низошло и вселилось высочайшее Божество, чтобы нас возвеличить... В Ней облеклось Божество в ризу для нас же, чтобы нам доставить ею спасение». Поэтому прежде всех святых всегда почитаема Пресвятая Богородица, она — мать иноков, усыновившая всех монахов.

С детства я имею расположение к святителю Николаю Чудотворцу. Этот святой особо чтился в Петровавловском храме Самары, каждый четверг ему совершали акафист. С тех пор, наверное, и сохранилась потребность молиться этому замечательному, скоропослушливому угоднику Божию, великому Чудотворцу.

— Почему после окончания Самарской духовной семинарии и Киевской духовной академии в 2009 году Вы сочли необходимым окончить Самарскую гуманитарную академию? Какое из трёх полученных Вами образований оказалось самым востребованным на практике?

— Я сожалею, что образование в семинарии мне пришлось получить заочно. Так как я уже нес пастырское служение и был очень загружен, архиерей не отпустил меня в Киев на учебу. Конечно, духовное образование — первично, необходимо, но и светское образование тоже вносит свою лепту в принятии каких-то решений.

— Какие храмы были возведены во время Вашего послушания в рабочих кварталах Безымянки и Самарского городского Приволжского округа. Почему так важно было построить храмы именно в рабочих кварталах Самары?

— Район возле завода «Металлург» в Самаре строился в советское время, после Великой Отечественной войны, и церкви там никогда не было. Верующим приходилось тратить на дорогу больше двух часов, чтобы добраться до храмов в центре города. На имя правящего архиерея — архиепископа Самарского и Сызранского Сергия (Полеткина) поступали сотни обращений и писем жителей этого района с просьбой открыть православные храмы.

Святитель Иоанн Златоуст говорил, что церкви — это свободные от зла и страха духовные пристани душ. Не удивительно, что люди начали искать эти пристани, к которым они могут прибегнуть от бури житейских смятений, чтобы насладиться величайшею тишиною, встать под покров Слова Божия.

Первый храм в честь святого князя Владимира мы открыли в здании бывшего детского сада. После семи месяцев документальных хлопот, это здание передали Русской Православной Церкви. Мы сразу стали совершать в нем богослужения, а рядом — в пределах церковной ограды — начали строить храм в честь Похвалы Пресвятой Богородицы.

Вот и сейчас, уже на Архангельской земле, мы готовим к открытию строящийся Михаило-Архангельский кафедральный собор. Надеемся, что в ближайшем будущем мы станем свидетелями того, как Святейший Патриарх Кирилл совершит освящение сего великолепного собора.

— Что бы Вы посоветовали православным родителям, желающим привести к вере своих совершеннолетних детей?

— Прежде всего, Богу говорить о детях, то есть молиться о них. Принуждением веру детям не привить, эффект будет обратным желаемому — наступит отторжение, бунт против веры. Надо с младенчества приносить детей в храм, прививать им любовь к богослужениям.

Без самоотверженной любви к Богу и ближнему не может быть истинно-христианской жизни, писал Макарий Великий. Раскрывать перед детьми красоту жизни во Христе можно только личным примером — добрым, терпеливым, христианским. Если взрослые сами регулярно подходят к Чаше, глядя на них, и дети начинают жить духовной жизнью.

Христос говорит: «По тому узнают все, что вы ученики Мои, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). Если в семьях будет царить любовь и мир, дети тоже придут к Источнику этой любви — Спасителю. Необходимо, чтобы дети посещали воскресные школы, духовно-просветительские центры, которые сейчас открываются. Чтобы знакомились с верой на школьных уроках основ православной культуры.

Мы с вами живем в свободной России, никто нам не запрещает веровать во Христа, ходить в храмы Божии и встречаться с единомышленниками. Есть время и на труд, и на отдых, и на молитву, и на добрые дела. Покажите своим взрослым детям пример милосердия, сходите с ними в детский дом, пригласите поучаствовать в благотворительной акции, или вместе помогите престарелым соседям. «Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2:26). Покажите детям пример веры живой. Пусть они видят, что наша религия — это не только молитвенный подвиг, но и милосердное служение людям.

— Какие книги православных авторов Вы бы особенно посоветовали прочитать читателям нашего журнала?

— Прежде всего, мне хотелось бы напомнить о необходимости читать Священное Писание и труды святых отцов. Для человека, не знающего Евангелие, произведения православных авторов останутся за бортом понимания. Библия — ключ, открывающий полноту смыслов русской литературы, позволяющий понять поступки многих героев.

Сегодня найти чтение по душе — несложная задача, появилось множество православных авторов — священников и мирян. О таковых рассказывает и ваш замечательный журнал, рекомендации которого, всегда предельно компетентны.

Я же могу только поделиться своими впечатлениями. Навсегда запало в душу произведение Ивана Шмелева «Лето Господне», в котором подробнейшим образом описывается укладность, быт истинной русской жизни. Не могу не сказать про сочинения Антона Чехова, с его уникальной и жизненной иронией. С удовольствием перечитываю прозу Пушкина, Достоевского, Лескова, Гоголя, Тургенева, Бунина, пьесы Грибоедова и Островского.

Не перечислить, конечно, всей плеяды авторов как отечественных так и зарубежных, сочинения которых достойны внимания. Читать необходимо как классику, так и современников. Еще в V веке святой Епифаний Кипрский говорил: «Приобретение христианских книг для имеющих средство к такому приобретению — необходимо; одно зрение этих книг останавливает в нас стремление к греху, возбуждает в нас стремление к добродетели». Под христианскими книгами сегодня мы понимаем не только Священное Писание, но и светские произведения православных авторов.

Лола Звонарёва, главный редактор журнала «Литературные знакомства»

Интервью опубликовано в журнале «Литературные знакомства» №12 за 2021 год.

Фото Кирилла Иодаса

Возврат к списку




Публикации