Святые и святыни

Святитель Стефан Пермский

1340? – 1396

Память – 26 апреля/9 мая

в Соборе Вологодских святых – 3-я неделя по Пятидесятнице

Святитель Стефан был уроженцем Великого Устюга, в те времена богатого торгового города. Отец святителя Стефана, Симеон, был чтецом в устюжской соборной Богородицкой церкви. Он оставил по себе память как о «добром клирике», то есть человеке глубоко верующем, с ответственностью относившемся к своему церковному послушанию. Под стать Симеону была и его жена Мария. Между прочим, когда она была еще трехлетней девочкой, с нею произошло чудесное событие, указывавшее на то, что впоследствии она станет матерью великого святого. Как-то раз устюжский юродивый, праведный Прокопий, встретив маленькую Марию на улице, поклонился ей в ноги и сказал: «Вот идет мать великого Стефана, епископа и учителя Пермского» (12, 131). Разумеется, в ту пору никто не мог и предполагать, что Мария действительно станет матерью епископа и что ее сын будет просветителем народа, который в наше время зовется коми, а в те времена назывался зырянами. Однако, по воле Божией, все, что праведный Прокопий предсказал маленькой Марии, впоследствии сбылось в точности.

Какое имя получил в святом крещении сын Симеона и Марии, неизвестно. С детских лет он отличался необыкновенными дарованиями и любознательностью. Уже спустя год после того, как родители отдали его учиться грамоте, он научился читать настолько хорошо, что стал помогать отцу в церкви и был поставлен соборным чтецом. Любимым занятием отрока было чтение Священного Писания и творений святых отцов. Между прочим, он по собственному желанию изучил язык, на котором разговаривали жители Пермской земли, так что вскоре мог свободно общаться с ними, когда они по торговым делам приезжали в Устюг.

В юные годы будущий святитель покинул родные края и ушел в Ростов Великий, где принял монашеский постриг с именем Стефан (в честь первомученика архидиакона Стефана) в монастыре святителя Григория Богослова. Этот монастырь имел богатую библиотеку. Стефан занимался чтением и переписыванием книг. Чтобы лучше понимать Священное Писание, он изучил греческий язык. Обитель дала святому Стефану не только книжные знания, но и духовный опыт: она стала для молодого монаха школой поста, молитвы, смирения, терпения, незлобия и послушания.

Спустя несколько лет монах Стефан был рукоположен во диакона. Между тем он чувствовал свое призвание к миссионерским трудам в языческой пермской земле и готовился к ним. Стефан составил азбуку для пермского языка, перевел на него несколько церковных книг.

В 1379 году Стефан отправился в Москву к епископу Коломенскому Герасиму, который в то время управлял церковными делами в связи со смертью святителя Алексия Московского и отъездом его преемника Михаила (прозванного Митяем) в Константинополь для возведения в митрополичий сан. «Благослови меня, владыка, – говорил Стефан, – идти в страну языческую, великую Пермь. Хочу учить вере людей неверных, привести их ко Христу или пострадать за Христа моего» (7, 216). Епископ Герасим был удивлен апостольской ревности молодого монаха, стремившегося просветить светом Христовой веры языческий народ и готового, если понадобится, принять от их рук мученическую смерть за Христа. Он не только благословил Стефана на миссионерские труды, но и рукоположил его в иеромонаха, а также дал ему частицы святых мощей, миро, антиминсы и все необходимое для освящения церкви. Святой князь Димитрий Донской снабдил иеромонаха Стефана охранными грамотами (7, 217).

Через Вологду, через родной Устюг, а затем по Северной Двине святой Стефан добрался до селения, которое находилось в шестидесяти верстах от Устюга и называлось Пырас. Сейчас на этом месте находится город Котлас. Таким образом, проповедь его началась на территории, которая сейчас относится к Архангельской епархии. Именно поэтому святитель Стефан почитается в сонме святых угодников не только Коми края, но и Архангельской земли.

Местные жители приняли Стефана дружелюбно. Этому способствовало то, что он хорошо знал язык пермского народа и мог свободно говорить и проповедовать на нем. Тем не менее прошло немало времени, прежде чем жители Пыраса стали склоняться к принятию Православной веры. До этого наиболее упорные идолопоклонники оскорбляли Стефана и даже несколько раз пытались убить его. Однако терпение и кротость святого победили злобу самых закоренелых язычников. Постепенно местные жители стали относиться к Стефану более миролюбиво, слушали его проповедь, а затем стали просить его научить их христианской вере. Святитель Стефан крестил жителей Пыраса, а затем и других сел. Самый первый православный храм, построенный им в Пермской земле, находился именно в Пырасе (7, 217).

Святитель Стефан отправился проповедовать Православную веру по всей Пермской земле. По пути он возводил часовни и ставил кресты. В главном поселении зырянского народа Усть-Выми святитель построил храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Выбор такого названия был не случаен. По мысли святого Стефана, «как Благовещение было началом спасения для всего мира, так и церковь эта послужила начатком спасения земли Пермской». Впоследствии, как при нем, так и при его преемниках, именно Благовещенский храм был кафедральным храмом новообразованной Пермской епархии (7, 217; 227). Он выглядел величественно и благолепно, поэтому нередко случалось, что даже язычники приходили полюбоваться его красотой. При этом «никогда не видевшие ничего подобного, они дивились на украшение святого храма и, уходя, говорили между собою: «Как мы видим, велик христианский Бог – гораздо больше богов наших» (11, 436), после чего уже стремились приобщиться к вере в Него и принять святое Крещение. Так сам вид православного храма – «неба на земле» – убеждал их в истинности христианского Бога, Которого проповедовал им святой Стефан.

По-разному приводил святитель Стефан людей к свету Православной веры. Одни убеждались в истине Православия благодаря его мудрым словам, звучавшим на родном и понятном для них языке, для других первым знакомством с христианством становилось посещение построенного им прекрасного храма, так отличавшегося от их капищ с уродливыми и страшными идолами. Иных изумляло мужество Стефана, бесстрашно уничтожавшего идолов и не боявшегося ни злобы жрецов, ни демонских козней и страхований. Так, например, когда святитель решил срубить огромную березу, особо почитавшуюся среди язычников, демоны, обитавшие в ней, пытались напугать его. С каждым ударом топора из ствола березы лилась кровь, а вокруг слышались плач и крики: «Стефан, Стефан, зачем ты нас гонишь отсюда, здесь наше древнее пребывание». Целый день святой Стефан рубил проклятое дерево. Решив закончить свой труд на завтрашний день, он оставил свой топор воткнутым в его ствол. Однако наутро оказалось, что береза совершенно цела, а топор валяется рядом, словно кем-то отброшенный. Это могло бы устрашить кого угодно, но не святого Стефана, понимавшего, кто именно пытается помешать ему срубить «прокудливую березу». Помолясь Богу, он снова взялся за топор. Срубить чудовищное дерево ему удалось лишь сутки спустя. Гневу и изумлению язычников, узнавших о том, что дерева, которому они поклонялись, больше нет, не было предела. Но, когда они уже готовились убить святого Стефана, он обратился к ним с проповедью, в которой говорил о ложности идолопоклонства и бессилии идолов, которые не могут даже защитить самих себя, когда их истребляют. «Не таков Бог христианский. Он все видит, все знает и все может, Он создал мир и обо всем промышляет. И как Он благ, особенно к знающим Его! И я желаю вам добра, проповедуя вам Истинного Бога. Он будет любить вас, будет помогать вам, когда вы станете почитать Его искренне» (12, 146), – сказал он язычникам. После этих слов святителя многие из местных жителей уверовали во Христа. А на месте, где прежде стояла береза, был построен храм в честь Архангела Михаила, победителя демонских сил (7, 217).

Поскольку все большее число зырян принимали Православную веру, святитель Стефан стал учить их грамоте, используя ту самую азбуку, которую составил, живя в Ростовском монастыре, а также церковному пению и письму. Он создал при церкви училище для детей и для взрослых, в котором преподавал сам (11, 147). Наиболее грамотных и глубоко верующих учеников он определял для служения в церкви. Между прочим, богослужебные книги, которые использовались в построенных святителем Стефаном храмах, были не на церковнославянском, а на пермском языке, что позволяло новообращенным зырянам понимать смысл того, что пелось и читалось на службах.

Безусловно, языческие жрецы были встревожены тем, что все больше и больше людей, некогда слепо веривших и подчинявшихся им и приносивших в капища богатые дары, становятся христианами. Некоторые из них в присутствии местных жителей пытались вести со святым Стефаном споры о вере, но каждый раз терпели поражение, а очевидцы этих споров обращались в Православие (7, 216). Тогда на святого Стефана ополчился самый грозный и опасный противник из числа жрецов. Имя его в точности неизвестно. В церковной службе святителю Стефану он именуется волхвом Пансотником, а в разных редакциях его жития – чаще всего Памом или Памой. Пам был самым главным жрецом, пользовавшимся среди местных язычников огромным влиянием. «Зыряне верили, что вся пермская земля управляется его волхвованиями, и беспрекословно повиновались ему, почитая все слова его божескими, все имели к нему такое уважение и благоговение, что только в самых важных и крайних случаях осмеливались беспокоить его» (12, 150). Этот столь знаменитый и могущественный жрец, уже глубокий старик, покинул дремучие леса, где он жил вместе с другими жрецами, чтобы не на жизнь, а на смерть сразиться со святым Стефаном и, как он надеялся, погубить его, а также тех, кто оставил языческих богов и принял Православную веру. К великой радости язычников, к ужасу тех новокрещеных, в ком еще жил страх перед жрецами и идолами, великий жрец Пам прибыл в Усть-Вымь. Святой Стефан знал об его прибытии, но не испытывал страха, возложив надежду на помощь Божию. Бог сохранил его от злых чар, которыми Пам попытался погубить его. Увидев, что святого Стефана невозможно одолеть с помощью колдовства, старый жрец решил настроить против него местных жителей. «Не оставляйте, – убеждал их Пам, – богов отеческих, не слушайте московского бродяги. Может ли быть для нас из Москвы что-либо доброе? Не оттуда ли на нас налагаются тяжелые подати, причиняются насилия и поставляются судьи и начальники? Не слушайте же… из Москвы пришедшего, который мне во внуки годится, а послушайте лучше меня – своего человека, желающего вам добра, держитесь веры наших отцов, чтобы не прогневались на вас боги!»

Но уговоры и угрозы Пама не возымели успеха у людей, уже видевших, как бесстрашно святой Стефан сокрушал их лжебогов. «Старик, не страшен нам гнев богов твоих, они пали от рук Стефана и уже никогда не восстанут… Если же хочешь, чтобы мы по-прежнему верили тебе, иди и состязайся с ним о вере и победи его». «Пойду и посрамлю вашего учителя!» – вскричал тогда разгневанный Пам. Старый жрец надеялся переспорить молодого монаха, но святой Стефан опроверг все его доводы. И тогда Пам прибег к последнему средству. Он предложил Стефану вместе пройти через огонь и воду, поскольку, как говорил он, тот, кто в огне не сгорит и в воде не утонет, того вера и есть истинная. Хитрый жрец надеялся, что Стефан откажется – ведь невозможно войти в горящее здание и не сгореть или не утонуть, нырнув в прорубь под лед. Но святитель ответил ему: «Я не повелеваю стихиями, но христианский Бог велик, иду с тобою» (12, 151 – 152). Тем временем люди, присутствовавшие при их споре и поддержавшие их решение, приготовили две проруби, а также подожгли избу, стоявшую на отшибе. Святой Стефан помолился, благословил народ, а затем сказал: «Мир вам, братие, спасайтесь, просите и молите обо мне. Ибо я ради святой веры готов умереть. Иду же на предлежащий мне подвиг, уповая на Господа Иисуса». Обратившись же к кудеснику, он сказал ему: «пойдем вместе, взявшись за руки, как обещались» (11, 442).

Тогда пришел черед испугаться самому Паму. Объятый страхом, он заявил, что не собирается идти на верную погибель. Более того, он признался, что предложил святому Стефану решить их спор таким образом, так как был уверен, что святой Стефан испугается и откажется от испытания. Так был посрамлен грозный и могучий языческий жрец, а с ним – и идолы, которым он служил. Народ требовал казни жреца-обманщика, но святой Стефан сказал: «Христос послал меня учить людей, а не предавать смерти». Пам был с позором изгнан из Пермской земли и вместе с теми, кто все еще продолжал верить ему, ушел в далекие сибирские края (7, 218).

После победы святителя Стефана над главным языческим жрецом Православная вера в Пермской земле стала укрепляться и распространяться все больше и больше. Вскоре возникла необходимость в том, чтобы для этого края был поставлен епископ, так как тогда не пришлось бы посылать будущих священнослужителей для рукоположения в Ростов или в Москву, от которой Пермь находилась так же далеко, как Москва – от Царьграда (11, 444). В 1383 году святой Стефан отправился в Москву с просьбой образовать в Пермской земле епископскую кафедру. Там его приняли с почетом: «великий князь Димитрий был в восторге от подвигов Стефана, а собор епископов, вполне одобрив предлагаемую им меру, избрал на новую кафедру самого Стефана» (7, 218 – 219). Действительно, невозможно было найти более достойного архипастыря для Пермской земли, чем подвижник, просветивший ее светом Православной веры.

После того как во Владимире состоялась епископская хиротония святителя Стефана, с дарами от великого князя он отправился в обратный путь. В городах и селах, где он останавливался, его встречали с радостью люди разных сословий, желавшие принять от него благословение и принести ему посильные пожертвования на пермскую церковь. Наиболее радостно и торжественно встречали его в Великом Устюге, родном городе святителя. Устюжане никогда не забывали своего земляка. Еще в ту пору, когда он не был епископом, они посылали ему пожертвования на приобретение церковной утвари, а спустя три года после того, как он пришел на Пермскую землю с проповедью Православия, к нему присоединились несколько священнослужителей из Устюга, желавших разделить с ним апостольские труды. Святитель Стефан посетил родной дом, места, полюбившиеся в детстве, а также храм, где служил его отец и где он сам был когда-то чтецом. При этом, как сообщается в его житии, он не смог сдержать слез (12, 154 – 157). Выйдя из храма, святитель Стефан подошел к месту, где был похоронен праведный Прокопий Устюжский, и земно поклонился его могиле.

Вернувшись в Усть-Вымь, святитель Стефан продолжил свои апостольские подвиги. Он много ездил по пермской земле, посещая самые отдаленные ее уголки, «повсюду изыскивал, где оставались некрещеные, и крестил их, а всех крещеных утверждал в вере, учил их пермской грамоте, писал им книги, ставил и святил церкви, которые снабжал книгами и иконами, открывал монастыри… посвящал священников, диаконов и причетников» (7, 219). Святитель Стефан не только учил и крестил жителей Пермской земли, но и защищал бедных и беззащитных, подавал щедрую милостыню неимущим. Когда в 1386 году в его епархии случился голод, он привозил из Вологды хлеб и бесплатно раздавал нуждавшимся людям. Он заступался за свою паству перед боярами и сборщиками податей, которые уже не решались после этого обижать простой народ, ходатайствовал перед новгородским вечем о том, чтобы лихие новгородские ушкуйники не смели совершать набеги на Пермскую землю. «Руководимые в своих начинаниях его мудрыми советами, зыряне сами видели, что они наслаждаются таким спокойствием, довольством и безопасностью, какими не пользовались при прежних правителях» (12, 159). Святитель Стефан сознавал свою ответственность перед Богом за тех, кого он привел к вере в Него, поэтому готов был, если надо, умереть за них.

В 1358 году на Пермскую землю напали воинственные соседи, язычники вогулы. Спасаясь от страшных и беспощадных врагов, местные жители бежали в Усть-Вымь. Несмотря на то, что святой Стефан успел отправить гонца в Устюг с просьбой о помощи, она не могла прийти так быстро, как это было необходимо. В то время как жители Усть-Выми готовились к обороне, он отслужил молебен в храме, обошел весь город крестным ходом, а затем, сев на ладью, с несколькими спутниками отправился вверх по Вычегде навстречу врагам. Он был совершенно безоружен и, казалось, сам шел навстречу верной смерти, но Сам Господь сохранил его. Когда вогулы заметили плывущую им навстречу ладью, они перепугались и бросились бежать, бросив награбленную добычу. Им показалось, что облачение святителя пылает огнем и он пускает в них огненные стрелы. После этого при жизни святого Стефана устрашенные этим видением вогулы решались нападать только на окраины Пермской земли. Однако впоследствии двое его преемников, святители Герасим и Питирим Великопермские, приняли мученическую смерть от рук вогулов.

Следует сказать и о дружбе святителя Стефана со знаменитым «игуменом земли Русской» – преподобным Сергием Радонежским. По замечательным словам М.В. Толстого, «у друзей Божиих бывают и друзья святые» (7, 210). Известна история о том, как в 1390 году святитель Стефан по делам своей епархии ездил в Москву. Путь его лежал мимо Троице-Сергиевой Лавры. Не имея возможности заехать туда, он остановился, помолился и сказал: «Мир тебе, духовный брат!», словно приветствуя преподобного Сергия. В это время в Лавре шла трапеза. Неожиданно, к изумлению присутствовавших на ней, преподобный Сергий поднялся из-за стола, сделал поклон на запад и сказал: «Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и благословение Господне да будет с тобой!» Братия с удивлением спросили: «Кому говоришь ты, отче святый?» Преподобный ответил: «Сейчас против нашего монастыря в восьми верстах остановился епископ Пермский Стефан, едущий в Москву. Он сотворил поклон Святой Троице и сказал: «Мир тебе, духовный брат». Вот я и ответил ему». Некоторые из монахов поспешили к тому месту и догнали святителя Стефана. Он подтвердил сказанное преподобным Сергием»(13, 58).

Впоследствии на месте, где останавливался святой Стефан, была построена надкладезная часовня, а в монастыре появилась традиция в определенный момент по звонку колокольчика прерывать трапезу и произносить краткую молитву в воспоминание о том, как великий авва Сергий благословил святителя Стефана, расслышав духом его приветствие. Между прочим, автором житий преподобного Сергия и святителя Стефана Пермского был один и тот же человек – монах Епифаний, прозванный Премудрым.

Сохранилось много преданий, связанных с апостольскими трудами святого Стефана на Пермской земле. Есть сведения о том, что он был не только миссионером, переводчиком, писателем, но еще и иконописцем, автором знаменитой чудотворной иконы Зырянской Троицы с надписью на местном языке. Особое почитание Триипостасного Божества роднит святителя Стефана с преподобным Сергием Радонежским, в память о котором написал свою знаменитую икону преподобный Андрей Рублев. Современные ученые приводят факты, подтверждающие то, что святой Стефан действительно написал икону Пресвятой Троицы (14, 18).

Существует весьма поучительное предание, связанное с памятью святителя Стефана Пермского. Жители большого села Гам, находившегося в тридцати верстах от Яренска (это село находится сейчас на территории Архангельской епархии), где язычество имело очень большое влияние, долго не хотели принимать Православие. Наконец некоторые из них все-таки крестились, но вскоре, под влиянием жрецов, с насмешкой объявили святителю Стефану, что снова молятся идолам. Узнав об этом, он с горечью сказал: «Слепой Гам!» По преданию, после этого обитатели Гама имели плохое зрение, так что получили прозвище «слепородов», а сам Гам – прозвание «слепого Гама» (12, 159). Так Господь вразумил духовно слепых людей, уже познавших свет истинной веры, но вернувшихся во тьму язычества. Ведь, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова), «горе не вступившим в общение с Богом! Большее горе вступившим в это общение и отвергшим его!» (15, 36).

Другое предание о святителе Стефане связано с событием, произошедшим в селе Тулиме (или Тулине), находившемся в двадцати пяти верстах от Яренска. Надо сказать, что святитель Стефан отличался крайней нестяжательностью, носил бедную одежду и плохую обувь. Разрушая капища, он не соблазнялся ни мехами, ни богатыми тканями, находившимися в них, сжигая их вместе с идолами. Когда святой Стефан был в селе Тулим, одна местная жительница пожалела его и подарила ему новую обувь. Поблагодарив и благословив ее, он сказал, что отныне это место будет торговым. И действительно, несмотря на то, что Тулим был не лучшим местом для проведения ярмарок, по данным на середину ХIХ века, там их проводилось по нескольку в год (7, 228). Так доброта и щедрость одной простой женщины принесли пользу целому селу.

Святитель Стефан скончался еще молодым, в возрасте около пятидесяти лет. Незадолго до своей кончины он должен был покинуть Усть-Вымь, поскольку его вызвал к себе для решения срочных церковных дел митрополит Московский святитель Киприан. Предчувствуя близость кончины, перед отъездом он созвал в Усть-Вымь большую часть своей паствы и долго беседовал с ней, завещая свято хранить Православную веру и слушаться священнослужителей. Свою беседу он закончил молитвой. Люди понимали, что видят своего пастыря в последний раз. Многие плакали. Несмотря на то, что святитель Стефан пытался утешать своих духовных детей, он сам не смог удержаться от слез. Когда он отправился в Москву, люди бежали за ним, обливаясь слезами – последний раз они видели живым человека, который был для них отцом и пастырем не только по имени, но и на деле.

Прибыв в Москву, святой Стефан заболел и вечером 26 апреля 1396 года, в праздник Преполовения Пятидесятницы, отошел ко Господу. При его погребении присутствовали сын святого князя Димитрия Донского великий князь Василий Дмитриевич, митрополит Киприан, множество знати, духовенства и простых людей. Оплакивали святого Стефана и жители пермской земли, когда до них дошла горестная весть о его кончине. Впоследствии Епифаний Премудрый выразил их скорбь следующими словами: «Лишились мы попечителя и ходатая своего. Он молился о спасении душ наших пред Богом, печаловался о нас и о наших пользах; пред боярами и начальниками был усердным заступником нашим, много раз избавлял нас от насилий и облегчал нам подати… Даже новгородские ушкуйники, эти злые разбойники, слушались слов его и не грабили нас. Прежде были мы насмешкою для соседних язычников – лопи, вогулов, югры и пинеги, а он избавил нас от них» (7, 228). Святителя Стефана похоронили в Спасском монастыре в Кремле, а его святительский посох в ХIХ веке был передан в пермский кафедральный собор.

Восемнадцать лет продолжались миссионерские труды святого Стефана на пермской земле. Из них первые три года он подвизался в одиночестве, не имея ни помощников, ни защитников, и многократно бывал на краю гибели. Но, с Божией помощью, не только выстоял, но и победил демонов и служивших им языческих жрецов. За тринадцать лет своего епископского служения он основал множество храмов, а также четыре монастыря, иноки которых также занимались миссионерской деятельностью. Такими монастырями были, например, Спасская Ульяновская и Стефановская пустыни, а также, по сведениям священника И. Верюжского, два монастыря, находившиеся на территории нынешней Архангельской епархии – Яренский Архангельский и Цилибинский монастыри (12, 170 – 171). Несмотря на то, что основателем Цилибинского монастыря (или Цилибинской пустыни) считается преподобный Димитрий Цилибинский, ученик святителя Стефана, можно считать, что в создание этой обители значительный вклад внес сам великий просветитель Пермской земли.

Святителя Стефана Пермского особенно чтят жители Коми епархии, однако и в Архангельской епархии почитают его, помня, что апостольская проповедь святителя начиналась на Архангельской земле и именно на ней он возвел первый православный храм для местных жителей.

К списку




Публикации

Аида Айрапетова: В России людей окружает благодать
10 Мар 2017

Аида Айрапетова: В России людей окружает благодать


«Еще 30 лет назад Север поразил меня тишиной и мощью. Исконный русский дух здесь чувствовался и чувствуется особенно. Тут по-другому дышится православному  человеку. Может быть, потому что северная земля дала Церкви много подвижников, а может быть, потому что пропитана кровью мучеников», — с этих слов началась наша беседа с руководителем канадского благотворительного фонда «Русская душа» Аидой Айрапетовой. В интервью она рассказала о близости Канады и Севера России, миссионерских церквях своей новой родины, а также о святом Американского континента — святителе Иоанне Шанхайском и Сан-Франциском.

«Современное» или «православное»?
9 Мар 2017

«Современное» или «православное»?


По мнению церковных архитекторов, современное храмовое строительство нельзя признать удовлетворительным, поскольку его образцы в большинстве своем являют либо перепев прошлого (часто неудачный), либо грубую компиляцию разных стилей. Складывается впечатление, что «современное» и «православное» — категории  взаимоотталкивающие.

И свет заходит в сердце
8 Мар 2017

И свет заходит в сердце


«Господи, избави мя всякаго неведения и забвения, и малодушия, и окамененнаго нечувствия», —  читаем мы в вечерних молитвах. Но что означают эти слова? Что значит «окамененное нечувствие»? В своей рубрике владыка Даниил отвечает на этот вопрос.

Протоиерей Александр Пелин: Погрузиться в настоящее колоссально сложно
7 Мар 2017

Протоиерей Александр Пелин: Погрузиться в настоящее колоссально сложно


Русская Церковь в начале XXI столетия оказалась в беспрецедентном положении. Однако Христос «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр 13:8). О том, как христианские общины могут менять мир, и о «нашем ответе» терминам западной демократии мы поговорили с протоиереем Александром Пелиным — членом Общественной палаты России, главой отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Санкт-Петербургской епархии.