Святые и святыни

Преподобный Антоний Сийский

? – 1556

Память – 7 декабря/20 декабря

в Соборе Карельских святых – 21 мая/3 июня

в Соборе Новгородских святых – 3-я Неделя по Пятидесятнице

Преподобный Антоний, основатель Свято-Троицкого Сийского монастыря, родился недалеко от Архангельска, в селе Кехта, в крестьянской семье. В 1999 году в селе в память об этом был установлен крест.

Отца преподобного Антония звали Никифором. Он был выходцем из Новгорода. Никифор и его жена Агафья не имели детей. После долгих молитв ко Господу Бог даровал им сына, которого они во святом крещении назвали Андреем. Впоследствии у Никифора и Агафьи были и другие дети, сыновья и дочери, но «первенец превосходил их всех благообразием, отчего и любим был родителями своими больше других детей». Уже в раннем детстве будущий подвижник отличался от сверстников «тихим, кротким и незлобивым» нравом, а также любовью и уважением, которые он оказывал своим родителям (34, 4).

В семилетнем возрасте Андрей выучился грамоте и иконописи. Когда ему исполнилось двадцать пять лет, отец и мать его скончались, поручив детей попечению Господа и Пресвятой Богородицы.

Осиротевший Андрей ушел в Новгород, где в течение пяти лет служил у одного боярина. «Угодно было Господу, чтобы прежде пожил избранник Его в миру, как по ступеням восходя к иноческой жизни» (34, 5). Андрей отличался благочестием, часто посещал храм Божий, обильно подавал милостыню неимущим. Он был скромным, приветливым и вежливым в обращении, за что пользовался уважением и любовью своего хозяина и его домочадцев.

Несмотря на то, что Андрей был простым крестьянином, боярин, у которого он служил, настолько полюбил его за трудолюбие и благочестие, что выдал за него замуж свою дочь. Однако, даже породнившись со знатным и богатым родом, юный Андрей остался таким же скромным подвижником в миру, каким был и раньше. Архимандрит Никодим упоминает об одной из старинных редакций его жития, в которой говорится, что он и его жена проводили жизнь в девстве и целомудрии. Спустя год жена Андрея умерла, а вскоре скончался и ее отец. Эта цепь утрат окончательно обратила к Богу мысли Андрея. «Стал размышлять он о суетности, мятежности и непостоянстве мирской жизни и увидел, что как тень и сон проходит она, возненавидел мнимое веселье ее и возгорелся духом, желая бежать от мира к Богу» (34, 5). Андрей вернулся на родину, раздал бедным свою долю родительского наследства и отправился в Каргопольские земли, на реку Кену, где близ озера с тем же названием находилась Спасо-Преображенская пустынь. Игуменом ее был преподобный Пахомий Кенский. В то время Андрею было около тридцати лет.

По пути на Кенозеро будущему подвижнику было видение, в котором Господь открыл ему, что ожидает его в будущем. Когда он остановился на ночлег в лесу поблизости от монастыря, ему явился некий седой световидный старец, держащий в руках крест. «Возьми крест свой и вслед меня гряди; подвизайся и не бойся козней диавольских, ибо ты будешь муж желаний духовных… и явишься наставником множества иноков», – сказал он изумленному Андрею, осенил его крестом и произнес: «Этим побеждай лукавых духов». После этого неизвестный старец исчез. Его предсказание впоследствии действительно сбылось – крестьянин из Кехты стал опытным монахом и наставником множества иноков основанного им монастыря. Пришлось ему и бороться с кознями диавола, и побеждать их силой «всерадостного знамения нашего искупления – Креста Христова.

Преподобный Пахомий принял Андрея в свою обитель и вскоре постриг его с именем Антония и сам стал наставником молодого монаха. Это совершилось по промыслу Божию, чтобы преподобный Антоний «увидел добродетельную жизнь святого старца и поревновал ей» (34, 7). Монах Антоний оказался достойным учеником святого Пахомия. Он постоянно пребывал в посте и молитве, трижды в неделю прочитывал всю Псалтирь; на сон уделял всего несколько часов, а ел раз в два дня, да и то понемногу. Исполняя послушание в поварне, он сам носил воду и рубил дрова. Приготовляя пищу и глядя на полыхающий в печи огонь, вспоминал об уготованном грешникам неугасимом адском огне и проливал потоки слез. Отличался преподобный Антоний и любовью ко храму Божию. Он первым приходил в церковь на богослужение и внимательно выслушивал все, что читалось и пелось там, выходил из храма последним; был крайне смирен и если встречался с кем-либо из братии, первым кланялся ему до земли и брал благословение. Так, живя на земле, преподобный Антоний вел жизнь, подобную ангельской.

Спустя год по желанию игумена и братии преподобный Антоний отправился в Новгород, где святителем Моисеем Новгородским был рукоположен в сан священника. Своего подвижнического образа жизни после рукоположения он не изменил и стал жить еще более строго, сознавая, что к этому его обязывает священнический сан. Иеромонах Антоний усердно трудился на тяжелых монастырских послушаниях: валил деревья, корчевал пни, работал в огороде. Особенно он любил ухаживать за больными в монастырской богадельне, исполняя Христову заповедь о любви к ближнему (34, 7). Ночи преподобный проводил в молитве. Благодаря своей значительной физической силе святой Антоний «трудился за двоих или даже за троих, прилежа более всего к земным трудам». За это игумен и братия хвалили и почитали его. Однако преподобного тяготила слава от людей. Он стремился к более суровому подвигу – пустынножительству.

С благословения игумена Пахомия преподобный Антоний с двумя иноками, Иоакимом и Александром, отправился в лесные дебри на поиски места, где можно было бы поселиться. Поначалу они обосновались на реке Емце, близ деревни Скроботово: построили там кельи и деревянный храм в честь святителя Николая. После семи лет жизни на этом месте они были изгнаны оттуда местными жителями, которые заподозрили, что монахи хотят захватить их земли. Эта людская несправедливость не смутила преподобного Антония. Помня слова Спасителя: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5, 10), он возложил все упование на помощь Господню, а об изгнавших его кротко молился: «Не вмени им, Господи, это во грех, оставь им согрешения их» (34, 7 – 9).

Преподобный Антоний молил Господа, чтобы Он помог ему и его сподвижникам найти новое место для жительства. Господь услышал молитвы рабов Своих и даровал им просимое. Встретившийся изгнанникам рыбак Самуил показал им чудесное место на берегу Михайловского озера, окруженное непроходимыми лесами. Еще до прихода монахов местные жители видели там чернецов, рубящих лес, слышали колокольный звон и пение незримого хора. Как видно, Божия воля была на то, чтобы на этом месте стоял монастырь. Здесь и поселился преподобный Антоний с семью учениками. Первый деревянный храм, поставленный ими, был посвящен Пресвятой Троице. Так более четырех столетий назад, в 1520 году, в правление великого князя Василия III, был основан Свято-Троицкий Сийский монастырь (35, 11), который впоследствии по имени своего святого основателя стал называться Антониево-Сийским.

Становление Сийской обители было нелегким. Место, где поселился преподобный Антоний, было диким и удаленным от людей. Его окружали болота и дремучие леса, где водились хищные звери. Не раз братия, терпя недостаток в самом насущном, уже готова была разойтись, но, по молитвам преподобного Антония, Бог неожиданно посылал необходимое для монастыря.

Господь хранил Сийскую обитель. Как-то раз сборщик податей из Новгорода, некто Василий Бебрь, решив, что у монахов должны водиться деньги, надумал отнять их. Для этого он нанял ватагу разбойников, которые ради денег готовы были напасть даже на Божию обитель. И Василий, и нанятые им разбойники понимали, что монахи не посмеют да и не смогут им сопротивляться. Однако Бог не допустил разорения обители: вокруг монастыря лиходеи увидели множество вооруженных людей, испугались и не посмели совершить задуманное. Вскоре Василий, узнав от священника из села Сии, что в монастыре нет никакой вооруженной охраны, понял, что Сам Господь пришел на помощь инокам. Раскаявшись в своем согрешении, он пришел в монастырь и со слезами умолял преподобного Антония простить его. «Наставил его преподобный и отпустил с миром, а сам возблагодарил Бога, в тайне совершающего чудеса для избавления рабов Своих» (34, 13).

Главной святыней Сийского монастыря была икона Пресвятой Троицы, написанная, по преданию, самим преподобным Антонием (8, 479). Таким образом, именно им было положено начало традиции иконописания в монастыре, которая в ХХ веке, после возрождения Сийского монастыря, была возобновлена. Правда, существует мнение, что преподобный Антоний только помогал иконописцу, поскольку всех тонкостей иконописного искусства не знал. Однако несомненно то, что помощь преподобного Антония в написании образа Пресвятой Троицы была значительной. Во время работы над этой иконой он «предался посту и молитве, этим более всего способствуя написанию образа» (35, 15). Икона прославилась чудотворениями. По молитвам перед ней прозревали слепые, из одержимых изгонялись бесы. Однажды по недосмотру деревянный Троицкий храм сгорел, но находившаяся в нем чудотворная икона была найдена неповрежденной (8, 479). Сохранились сведения о том, что в Сийской обители долгое время хранились иконы, написанные преподобным Антонием. Известно также о чудесном исцелении им заболевшего иконописца игумена Питирима, которому преподобный Антоний велел «не оставлять своего труда». В связи с этим преподобный Антоний Сийский наряду с преподобными Алипием Печерским и Андреем Рублевым почитается как святой покровитель иконописцев (9, 722).

Во время игуменства преподобного Антония было положено начало большой монастырской библиотеке. Переписыванием книг, по примеру монахов Киево-Печерской Лавры, занимались сами насельники.

Преподобный Антоний почил о Господе в глубокой старости. Произошло это в царствование Ивана Грозного, 7 декабря (по новому стилю – 20 декабря) 1556 года. Из семидесяти лет своей жизни почти тридцать семь он провел в созданной им обители, периодически покидая ее для уединенного жительства. Он был примером для братии, «принимая участие во всех трудах и особенно утешая тех, кто находился на тяжелых работах. Он заботился о бедных и больных, приходивших в монастырь, уча братию милосердию, ночи проводил в молитве, а спал лишь краткое время после обеда. Часто преподобный ловил рыбу, творя непрестанную молитву, причем обнажал плечи на съедение комарам». Любовь преподобного Антония к молитве была настолько велика, что когда он состарился и не мог ходить, в храм его водили под руки, а молился он сидя (9, 722). Перед своей блаженной кончиной преподобный Антоний поручил Свято-Троицкий монастырь покровительству Господа, Матери Божией и преподобного Сергия Радонежского, которого особенно почитал. Перед смертью он завещал братии не оставлять дел милосердия: «Нищих кормите и поите досыта и милостыню давайте, дабы не оскудело место сие» (8, 484). Умирая, он утешал плачущую братию, говоря, что «настал день его покоя, и им подобает более радоватися, нежели печалиться». Тело свое он завещал бросить в болото, однако монахи наотрез отказалась исполнить его волю (9, 722).

О том, каких духовных высот достиг преподобный Антоний, лучше всего говорят его поучения некоему иноку Филофею.

Инок этот был еще совсем юным. По словам современного аскетического писателя архимандрита Лазаря (Абашидзе), юный возраст «во все времена отличался мечтательностью, восторженностью, романтизмом. Большинство в этот период не желает думать о скучной трудовой деятельности, о бытовых заботах, но желает самой красочной и необычной судьбы. Это возраст, когда человек имеет в себе много энергии и горячности». В связи с этим он отмечает, что «надо с большой осторожностью относиться к желанию юных идти в монашество» (36, 20), ведь не исключено, что впоследствии они могут разочароваться в избранном пути, а монашеские обеты, как известно, даются навсегда.

Возможно, что и Филофей пришел в Сийский монастырь, руководствуясь как раз юношеской горячностью, не догадываясь о том, насколько хитро и жестоко враг рода человеческого строит козни против монахов. На Филофея он наслал помыслы уныния. Побежденный ими, юноша решил уйти «из монастыря в край чужой, жениться и в миру жить» (34, 23). О своем решении Филофей не говорил никому, но, к его изумлению, преподобный Антоний, обладавший даром прозорливости, сам открыл ему его тайное желание. Он не стал укорять и стыдить юношу и дал ему несколько полезных советов, с помощью которых Филофей смог бы впредь побеждать помыслы, внушаемые демонами.

Вот чему учил преподобный Антоний Филофея: «Чадо, имей страх Божий в сердце своем и Богу часто молись по силе своей. Учись рукоделию, постоянно делая что-нибудь руками своими, чтобы в уныние не впасть. Имей, чадо, смирение, ко всей братии послушание и покорность. Бойся сребролюбия, чтобы не впасть в напасть. Раз оставил ты мир, то не возвращайся туда, не твори мирского ничего. Сказал Господь: «Никто, возложив руку свою на плуг и назад глядя, не попадет в Царствие Небесное». Если умер для мира, то снова в миру не живи, но для Христа живи. К Нему же ты пришел ты сюда и обет свой пред Ним положил. Твори правду во всем, неправду же возненавидь. Без покаяния никогда не пребывай. Всякую скорбь терпи с благодарностью, ибо без скорби нельзя спастись» (34, 23). «Необходимы нам терпение и молитва, да привлечем милость Божию упорством нашим» (35, 11). «Постарайся, чадо, сохранить все это отныне, да вечные блага получишь и вечных мук избавишься» (34, 23).

Сохранив в своем сердце эти поучения преподобного Антония и воспользовавшись его советами, инок Филофей ощутил в своей душе мир и больше не подвергался печали и унынию.

Первое житие преподобного Антония Сийского было написано спустя двадцать один год после его преставления иеромонахом Ионой по благословению игумена Гермогена. Другое житие принадлежало перу царевича Ивана, сына Ивана Грозного.

Истории написания первого жития преподобного Антония связана с чудом. Когда автор инок Иона еще только приступил к его написанию, некоторые монахи Сийской обители, вероятно, по зависти, а возможно, втайне стыдясь собственной лени, стали бранить его: «Вот, прежде никто не смел писать житие, а этот пишет…» При этом один из них в гневе резко отозвался о преподобном Антонии. Горько стало Ионе, который ради любви к преподобному решился написать его житие. Вместо одобрения он был вынужден услышать хулы и укоризны. Как-то раз, погрузившись в своей келье в горестные думы, он увидел перед собой икону, на которой были изображены все преподобные отцы, в подвиге угодившие Богу. Между ними был и преподобный Антоний Великий, почитаемый как один из величайших наставников монахов. Некий неизвестный монах, указывая на образ великого египетского аввы, сказал приунывшему Ионе: «Зачем ты усомнился? Зачем малодушествуешь? Тот, о ком ты хочешь писать, был подобен этому великому мужу, и носил его имя, и житию его подражал. Теперь же отложи всякое сомнение и делай свое дело без упущения». Так преподобный Антоний был прославлен Богом наравне с древними святыми отцами. После этого видения Иона понял, что Сам Господь велит ему написать житие преподобного Антония Сийского, и, невзирая ни на какие искушения, завершил свой труд.

В 1579 году состоялось причисление преподобного Антония Сийского к лику святых (35, 11). В день памяти святого Антония в Свято-Троицкий монастырь (он был возвращен Церкви в 1991 году, спустя семьдесят лет после своего закрытия) стекаются многочисленные паломники. Там, в Свято-Троицком соборе, почивают мощи преподобного Антония, Сийского чудотворца, святого основателя этой древней обители, и по смерти не оставляющего ее без своего заступления.

К списку




Публикации

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум
27 Июл 2017

Алексей Пищулин: ... чтобы за модным видеорядом не сквозил инфернальный вакуум


Работать на телевидении можно, не «выключая мозги», а напротив, находя им наилучшее применение. Документалистика — оазис в современном медиа-мире, один из способов разговора с умным зрителем. Так смотрит на этот жанр московский режиссёр Алексей Пищулин, гостивший в Архангельске. Автор исторического цикла «Династия» размышляет о будущем документального кино, об артхаусе, о воздействии зримой гармонии на человека  и вспоминает эпоху великих рассказчиков.  

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке
25 Июл 2017

Василий Ларионов: Я увидел Небесную Россию в Америке


Архангелогородская публика привыкла к стандартному набору коллективов, номеров и произведений, которые можно услышать на Пасхальном фестивале. В этом году все прошло иначе. Источник ветра новаций — Василий Ларионов, директор Поморской филармонии. Он вливает в ветхие мехи респектабельной традиционности свежее вино непривычных форматов, нестандартных подходов и модных влияний.

Духу человека нужен Бог
24 Июл 2017

Духу человека нужен Бог


Людям свойственно увлекаться, их манит новое, касается ли то материальных благ или духовных веяний. И в этом вечном, оправданном стремлении к «передовому» что важно человеку положить на внутренние весы?

Надежды, адресованные Богу
21 Июл 2017

Надежды, адресованные Богу


Она повсюду: в вещах, в манерах поведения, в речи, привычках. Она есть колебание, отклонение от обычая, которое рождает новшества. Мода как феномен, затрагивающий все сферы. Это о том, что происходит внутри нас. Мода — веяние, она изменчива.