Замдиректора архангельского Госархива: В начале ХХ века монастыри увидели больше мучеников, чем за всю предыдущую историю

Вести монастырей и приходов21 Декабря 2017

«Мерзость запустения. Судьба монастырей  Русского Севера после революции 1917 года» — встреча на эту тему прошла в Православном культурном центре Новодвинска. Экспертом вечера стал заместитель директора Государственного архива Архангельской области, доцент кафедры всеобщей истории Северного Арктического федерального университета  Василий Трофименко.  

Он процитировал строки из Евангелия от Матфея: «Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы» (Мф.24:15—16).

По словам историка, центры духовной жизни Русского Севера в 20-е — 30-е годы XX века использовали для хозяйственных целей. «Обители стали площадками для сельскохозяйственных экспериментов: Успенскую трудовую артель создали в Холмогорах, многоотраслевой совхоз "Соловки" и совхоз "Красноармеец" — в Артемиево-Веркольском монастыре. Другая часть обителей использовалась для размещения "трудных" детей-сирот: колонию "Коммунар" создали в Николо-Корельском мужском монастыре. Кроме того, безбожная пропаганда способствовала тому, чтобы подростки расхищали и оскверняли святыни».

Также Василий Трофименко  рассказал о том, что первый опыт использования монастырей как части пенитенциарной системы Советская власть провела в 1919 году в Шенкурске  (Свято-Троицкий женский монастырь), в 1920 году в Холмогорах (Успенский женский монастырь) и  Пертоминске (Преображенском мужском монастыре). В 1923 году организовали Соловецкую исправительно-трудовую колонию (максимальная численность заключенных  в 1931 году составляла около 71800 человек), Каргопольскую  исправительно-трудовую колонию (максимальная численность заключенных в 1940 году — 27432 человек).

Советская власть использовала монастыри и как место для отдыха. Помещения Антониево-Сийской обители отдали работникам лесной промышленности, а позже пионерскому лагерю, на части территорий находились дачи работников облисполкома. «Более повезло Сольвычегодскому Свято-Введенскому и Соловецкому Спасо-Преображенскому монастырям, в которых открыли музеи», — продолжил историк.

Он подчеркнул, что из 25 действующих монастырей Архангельской области новая власть разрушила почти все. «Первые двадцать лет после закрытия обителей показали, что попытки монахов договориться с новой властью о сохранении общежительства, хотя бы в форме коммун-артелей-совхозов  были обречены на провал. Захватив чужое имущество, ни власть, ни народ оказались не в состоянии им рачительно распорядиться. В то же время за недолгий  срок некоторые монастыри увидели больше мучеников, чем за всю предыдущую историю», — заключил историк.

В конце встречи каждый желающий смог задать вопрос гостю, поделиться  своим мнением о события 1920-х и 1930-х годов. Участники особо отметили, что необходимо узнать, прочувствовать и оценить историю такой, какая она есть, не замалчивая и не приукрашивая.

Фотографии предоставил протоиерей Владимир Новиков. 

Пресс-служба Архангельской епархии

Фото к новости:




Публикации

 «Бог помог все пережить»
21 Июн 2019

«Бог помог все пережить»


К Дню памяти и скорби - 22 июня - публикуем воспоминания прихожанок Всехсвятского храма Архангельска о своем военном детстве. Героини рассказывают, как они, совсем юные, тушили бомбы на чердаках и работали на наравне со взрослыми , как молились и хранили веру.

Знают как жить
7 Июн 2019

Знают как жить


Статья из «Вестника Архангельской митрополии» № 2 за 2019 год о молодежном православном туристическом клубе «Возрождение», который действует при храме Николая Чудотворца в Северодвинске.

Молодежь и Церковь: найти свое место
7 Июн 2019

Молодежь и Церковь: найти свое место


Интервью с руководителем молодежного отдела епархии, клириком архангельского храма Мартина Исповедника священником Леонидом Перчуговым.

История — наука всеобъемлющая
3 Июн 2019

История — наука всеобъемлющая


Интервью замглавы миссионерского отдела Архангельской епархии священника Димитрия Костюченко газете "У Белого моря".