Архангельский священник обсудил со студентами границы дозволенности в творчестве

Миссионерское служение8 Мая 2018

Встреча на тему веры и религии прошла в Архангельском колледже культуры и искусства. Со студентами пообщался секретарь миссионерского отдела священник Кирилл Кочнев. 

Отец Кирилл рассказал о понимании Святой Троицы, соотношении веры и знания, происхождении зла и призвании человека. Также на встрече обсудили границы дозволенности в творчестве.

«В последнее время ситуация меняется, и не в лучшую сторону. Связано это с тем, что в XVIII-XIX веках на Западе стали появляться идеи "человекобожия" — человек как индивидуум был поставлен выше общества и назван главным мерилом понятий добра и зла. В связи с этим он самостоятельно стал определять границы творческого самовыражения, подчас отбрасывая в сторону нормы морали. Кощунственные выставки, спектакли нашего времени — следствие все той же идеологии. Они призваны постепенно размыть все границы дозволенного, и вместе с этим привести к полному нравственному разложению общества. Опасность кроется в том, что любое, даже самое порочное действие может быть названо арт-объектом или самовыражением автора. Оно будет признано современной формой искусства без права критики. Получается подчас страшная картина: гадость сделать можно, а сказать, что это гадость — уже нельзя» — высказал свое мнение проповедник.

Слушатели задали вопрос: «Если Бог благ и даровал человеку свободную волю, то почему Он вызывает Вселенский потоп, которой уничтожил практически все человечество?»

«Мы забываем, что Бог является Творцом мироздания, — ответил миссионер. — И на правах Творца он имеет полное право поступать с творением так, как считает нужным. Ведь если человек, например, напишет картину, то он, как создатель, имеет право сделать с ней, что посчитает нужным: дорисовать, подарить, продать или уничтожить. Это право автора. Надо понимать, что потоп случился, не одномоментно. Ной строил ковчег на протяжении десятилетий, при этом призывая людей к покаянию и указывая, что Господь наведет на землю потоп. Но люди так и не отошли от своих злых дел. Бог говорит: "не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был" (Иез. 33:11). Пример пророка Ионы и Ниневии показывает, что Господь может изменить свое решение при условии покаяния народа».

Размышляя над произведением М.Ю. Лермонтова «Демон», студенты задали священнику вопрос о возможности покаяния для дьявола. «Ангелы, в отличие от человека, духи бестелесные и свой выбор сделали единожды и еще до появления человека. Преподобный Иоанн Дамаскин в "Точном изложении Православной веры" пишет, что ангел "неспособен к покаянию потому, что бестелесен. Человек же получил покаяние ради немощи тела. Они [ангелы] — неудобопреклонны ко злу, хотя и не непреклонны, но теперь даже и непреклонны, — не по природе, а по благодати и по привязанности к одному только благу". Таким образом, и дьявол, укоренившись во зле, уже не способен прийти к покаянию» — подчеркнул отец Кирилл.

Пресс-служба Архангельской епархии




Публикации

Вера без дел мертва
20 Янв 2022

Вера без дел мертва


Беседа главного редактора журнала «Литературные знакомства» Лолы Звонарёвой с митрополитом Архангельским и Холмогорский Корнилием.

Меньше кричать и больше молиться
12 Янв 2022

Меньше кричать и больше молиться


Размышления священника Петра Кузнецова о том, как сохранять мирный дух в наше время.

Выдержки из доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на ежегодном Епархиальном собрании духовенства города Москвы
23 Дек 2021

Выдержки из доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на ежегодном Епархиальном собрании духовенства города Москвы


О пандемии, вакцинации и прочем.

Александр Флоренский:  Отец Павел не хотел уезжать из своей страны, что бы в ней ни происходило
3 Дек 2021

Александр Флоренский: Отец Павел не хотел уезжать из своей страны, что бы в ней ни происходило


Об отце Павле Флоренском, репрессиях и преследованиях советской эпохи, о «человечной» святости и семейной памяти корреспондент «Вестника митрополии» Екатерина Суворова беседует с Александром Флоренским — российским художником, графиком, иллюстратором, внучатым племянником священника Павла Флоренского.