Роман Балашов: Нам объявлена невидимая война

Антисектантская деятельность16 Октября 2015

Накануне в Архангельском областном Собрании депутатов прошел «круглый стол», участники которого обсудили проект областного закона «О миссионерской деятельности на территории Архангельской области».

В настоящее время ситуация с религиозным экстремизмом на территории Архангельской области остается достаточно напряженной. По информации регионального управления ФСБ России по Архангельской области, на территории региона осуществляют свою деятельность 198 официально зарегистрированных религиозных организаций и более 46 не имеющих регистрации религиозных групп. Силовыми структурами выявлено большое количество фактов хранения и распространения религиозной литературы, включенной в федеральный список экстремистских материалов. В адрес органов власти Архангельской области поступило обращение от жителей Архангельской области с просьбой принять меры и оградить общество от разрушительного влияния деструктивных религиозных культов и сект. Обращение подписали более двух тысяч человек. (http://www.aosd.ru/?act=show_s_new&id_new=3482)

В работе «круглого стола» приняли участие депутаты областного Собрания, представители Правительства Архангельской области, УМВД и РУ ФСБ России по Архангельской области, религиозных организаций, научного и общественного сообщества.

О недооценке степени существующей сектанской угрозы на «круглом столе» выступил кандидат политических наук, эксперт в области национальной безопасности Роман Балашов. Специально для своих читателей, портал Мои-соловки.рф представляет полный текст его выступления:

«Сегодня на нашем «круглом столе» мы рассматриваем один из самых сложных и важных законов за всю постсоветскую историю Архангельской области, поскольку этот закон, направлен на защиту нашего общества, наших семей, наших родных и близких от тех о ком в Евангелии от Матфея (гл. 7, ст. 15) сказано: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные».

Когда Господь наш Иисус Христос изгонял торговцев из храма, он спасал всех нас от тех, для кого вера стала товаром, кто в попытке нажиться не останавливается не перед чем и чей хозяин ставит своей задачей заполучить самое ценное, что есть у человека – его душу. Куда же делись эти торговцы? В отличие от легиона бесов, вошедших в стадо свиней и сгинувших в морской пучине, они не исчезли и продолжили свое пагубное дело. Воцарившийся в смутные годы перестроечного лихолетья культ торговли, культ вседозволенности и безнравственности, открыл двери в нашей стране целому сонму западных, восточных и собственных доморощенных деструктивных культов и организаций. Используемые ими формы и методы вербовки представляют собой воистину дьявольскую смесь из современных технологий агрессивного маркетинга в сочетании с последними разработками в области нейролингвистического программирования, иными агрессивными методами психологического воздействия и подавления личности.

И вот уже родители, оболваненные этими лежпроповедниками, готовы смотреть на гибель собственных чад, не давая им разрешение на переливание "чужой крови". Сын идет против матери, которая по старинке ходит в церковь, мечеть или синагогу, а не участвует в «практиках по достижению успеха», «сеансах очищения» или иных сборищах как будто сошедших к нам с картин Иеронима Босха. Одинокие, пожилые люди отдают и закладывают опытным и умелым "ловцам душ" последнее имущество, попадая от них в полную зависимость, становясь рабами, готовыми выполнять любые приказы своих хозяев. Особо циничным выглядит использование детей из которых выращивают послушных и агрессивных адептов новых культов.

И вот уже выросшие молодые люди, с детства взращенные в ненависти к породившей их земле, к вере своих отцов, отказываются от службы в армии, высказывают презрение к тому что является нашими символами и нашими святынями. За многими из этих организаций стоят не просто циничные дельцы. За ними стоят спецслужбы и экстремистские организации иностранных государств, стремящиеся использовать взращенную и созданную ими паству и попавших в их сети обманутых и напуганных людей для дестабилизации общественно-политической ситуации, создания на нашей земле новых майданов. Сгущаю ли я краски?

Нет, нарисованная мною картина является лишь слабым наброском к реальному положению дел. Мы все прекрасно помним к чему привело заигрывание власти и общества с Аум Сенрике, сколько трагедий принесло нашей стране деятельность «Белого братства», сайентологов и многих других. В последнее время органами правопорядка выявляются многочисленные факты распространения экстремистской литературы, количество ввозимых из-за рубежа книг исчисляется десятками миллионов экземпляров, интернет буквально забит агрессивной рекламой. Всему этому должен быть поставлен надежный заслон, поэтому данный закон рассматривается мною не только как правовой механизм, но и как общественная платформа, объединяющая всех нас, готовых к борьбе с этим злом.

Здесь, на этом кругом столе, я выступаю не столько как чиновник, сколько как дипломированный специалист в сфере национальной безопасности, имеющий соответствующие знания, квалификацию, видевший в своей прошлой профессии последствия от нашей недооценки степени существующей угрозы. Критики закона говорят – давайте подождем принятия рамочного закона на федеральном уровне, зачем нам выше Москвы прыгать. Не могу согласиться с таким подходом по следующим причинам:

Первое. Любой федеральный закон в этой сфере должен опираться на опыт территорий. Россия – страна, где существует громадное количество больших и малых конфессий, где каждая территория имеет свою специфику и свою уникальность. Можно ли разом охватить все это многообразие, разработать общие универсальные правила без опоры на региональный опыт? Уверен, что нет. Именно работа в регионах, учет специфики и особенности каждой конкретной территории позволит нам сформировать необходимый багаж знаний и опыта для последующего совершенствования федерального законодательства. Уверен, что, пойдя по пути наших коллег из Белгородской и других областей России, мы подтолкнем федеральный центр к более активной работе. Более того, если мы, приняв этот закон, спасем хотя бы одну семью или даже одного человека, он оправдает все предполагаемые затраты. Где спасется один там, как известно, и сотни спасутся.

Второе. С принятием закона в правовом поле, наконец, появятся такие понятия как миссионер, миссионерская деятельность, в том числе деятельность информационная. Носит ли данный закон выборочный характер? Нет! Он един по отношению ко всем официально зарегистрированным конфессиям и, не случайно, среди наиболее ярых сторонников его принятия мы видим священников РПЦ, которым ежедневно на исповедях, в разговорах с прихожанами, приходится сталкиваться с громадным количеством человеческих трагедий, связанных с деятельностью сект.

Третье - возникнут ли у граждан какие либо ограничения на свободу совести или свободу вероисповедания в связи с его принятием? Опять-таки нет – поскольку речь в законе идет не о праве на свободу совести или выражение своих религиозных взглядов и убеждений, а исключительно об упорядочивании миссионерской деятельности, в том числе таких ее разновидностей как реклама, распространение религиозных взглядов устными, печатными, электронными и иными способами (п.3 ст.2).

Четвертое. Через положения второй и третьей статей закона мы вырабатываем правила, позволяющие отделить добросовестных миссионеров от «ловцов душ» и теперь любой гражданин сможет потребовать документ, чтобы идентифицировать ту религиозную организацию, которую они представляют. Почему я на этом особо заостряю внимание? Священник, раввин или муфтий при осуществлении миссионерской деятельности не будут скрывать принадлежность к своей конфессии. У граждан вообще редко возникают какие либо проблемы с их идентификацией. Представителям традиционных конфессий не надо навязывать свою волю, использовать изощренные методики психологического воздействия, превращая паству в толпу зомбированных людей. Еще И.Златоуст говорил: «Мы не повелеваем, возлюбленные, нашей вере, не деспотически приказываем вам. Мы поставлены для поучения вас словом, а не для начальствования и самовластия над вами; наше дело советовать вам и увещевать. Советник говорит, что ему должно, но не принуждает слушателя, предоставляя ему полную свободу - принять или не принять совет».

Другое дело, когда миссионерством занимаются граждане, которых неподготовленный человек не может идентифицировать с конкретной религиозной организацией. Давайте задумаемся, в чем причина такой скрытности? Свою основную паству деструктивные религиозные организации ищут, как правило, среди людей, не имеющих твердой веры, слабых духом, одиноких или находящихся в трудной жизненной ситуации. Причем основным инструментом их работы, как показывает практика, является подомовой обход. Поэтому, открывая им двери и впуская в свой дом, необходимо четко понимать, что главное в их работе - установить первый контакт, пользуясь профессиональным сленгом «заякорить» человека и поэтому они готовы представляться кем угодно, стремясь войти в доверие и скрывая свою истинную сущность. Попадая к ним на крючок человек, сам того не подозревая, становится объектом воздействия отлаженного и изощренного механизма, ставящего своей целью материальное, физическое и духовное подчинение своим хозяевам.

Приведу один, совсем свежий пример - к моему сотруднику, кстати, мусульманину по вероисповеданию, совсем недавно в квартиру постучались люди, предложившие ему "поговорить о Боге". Он человек воспитанный и, поэтому, позвал их в дом. За почти получасовое общение на все его попытки выяснить, а кого они собственно представляют - он так и не получил ясного ответа. На любой его прямой вопрос – кто вы православные, католики, протестанты или кто-то еще адепты одной из широко распространенных у нас Севере западных религиозных организаций, все время уходили от ответа. Тогда он пошел по другому пути - начал при них читать молитву, которую читают в исламе для помощи правоверным в борьбе с нечистым.

Так вот после первых же слов: «Агузу биллахи минаш-шайтанир-раджим - Прибегаю к Аллаху за помощью против Шайтана, побиваемого камнями» - они пулей выскочили из его квартиры.

Пятое - входит ли данный закон в противоречие с существующим федеральным законодательством. Нет - и этот факт был подтвержден решением Верховного Суда, хотя лучше и более подробно об этом расскажет наш коллега из Белгородской области господин Лукин.

И, наконец, шестое - этот закон позволит поставить барьер на пути различного города аферистов и шарлатанов, выдающих себя за представителей традиционных конфессий, которые тоже попадаются на наших улицах.

Завершая свое выступление, я хочу сказать, что данный закон не идеален - его можно и должно критиковать. Но нам всем здесь сидящим надо четко понимать, что нам объявлена невидимая война. В этой войне защищать своих родных, близких, свою страну и свою веру нам надо тем оружием, которое у нас есть, не дожидаясь подкреплений, помня о том, что каждый новый день нашего бездействия будет умножать количество скорбей, разрушенных судеб и, в конечном, итоге мы рискуем потерять и нашу веру и нашу страну! Святой праведный Иоанн Кронштадтский завещал нам: «Положи в душе своей твёрдое намерение крепко ненавидеть всякий грех — мысли, слова и дела, и когда будет искушение ко греху, противостой ему мужественно и с чувством ненависти к нему».

Источник: http://my-solovki.ru/archipelago/news/roman-balashov-nam-obyavlena-nevidimaya-voyna/

Пресс-служба Архангельской епархии




Публикации

«Светильник светил, и тропа расширялась». Размышления на Сретение о старости и вере
14 Фев 2020

«Светильник светил, и тропа расширялась». Размышления на Сретение о старости и вере


Богатство ищут, счастья ждут. А старость не ждут и не ищут. Она приходит сама и без стука.

Такое счастье выпадает не каждому художнику
6 Фев 2020

Такое счастье выпадает не каждому художнику


Счастьем скульптор Сергей Сюхин считает тот факт, что именно ему удалось выполнить главные врата для Михаило-Архангельского кафедрального собора. Огромные бронзовые двери установят весной 2020 года. Мы побывали в мастерской художника и побеседовали с ним о том, каким будет вход в главный храм Поморья.

Другая Церковь
22 Янв 2020

Другая Церковь


Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда принял участие в «Деловом завтраке» в редакции «Российской газеты». Он рассказал о том, почему Церковь не министерство нравственности и чем ему полюбился «Грех» Андрея Кончаловского.

«Иордан поменял русло». Где именно произошло крещение Господне
20 Янв 2020

«Иордан поменял русло». Где именно произошло крещение Господне


Где именно крестился Иисус Христос и почему этот вопрос волнует сегодня не только его последователей и ученых, но и политиков — в материале РИА Новости.