Митрополит Даниил: Духовное здравие зависит не от Бога, а от нас

Служение митрополита Даниила19 Марта 2017

Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил вечером 19 марта, в неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную, совершил чин пассии с чтением акафиста Страстям Христовым в Ильинском кафедральном соборе Архангельска.

«Сегодня мы вспоминаем, что Господь пролил Свою Кровь на Кресте и растерзал этим все грехи мира, — сказал владыка в проповеди. — Мы слышали замечательное Евангелие от Марка, где говорилось о Распятии и о разбойниках, которые были рядом со Христом. Один из них вошел в Царство Небесное, а другой попал в адские страшные обители. Главное, что было в разбойнике благоразумном — сердце, наполненное покаянием. Умение видеть собственные грехи нужно, чтобы было глубокое покаяние. Однако у большинства из нас нет покаяния, потому что нет зрения грехов. Что делать, чтобы увидеть грех? Возненавидеть его, не иметь к нему сочувствия, оторвать от греха свой ум, затем сердце и все тело. А пока человек сочувствует греху, даже если его не совершает, его ум пленяется греховными образами, страсти заслоняют сердце, как пелена мрака ночного покрывает взор человека. Чтобы видеть свой грех, нужно молиться Богу, тогда откроются наши очи, тогда мы начнем хорошо видеть.  Я желаю каждому из нас в дни второй половины поста углубить свое воззрение, увидеть грехи, которые не видели до этого. Духовное здравие зависит не от Бога, а от нас, оно зависит от зрения грехов своих и покаяния».

Пассия – особое богослужебное последование, совершаемое во время Великого поста, на котором читаются тексты Евангелия, повествующие о страданиях Христа.

Эта самая поздняя по времени возникновения православная служба была составлена в середине XVII века митрополитом Киевским Петром (Могилой).

Последование пассии совершается 4 раза в год, по числу евангелистов: во второе, третье, четвертое и пятое воскресенье Великого поста. За каждой пассией прочитываются евангельские повествования о страданиях Христа: на первой – 26 и 27 главы от Матфея, на второй – 14 и 15 от Марка, на третьей – 22 и 23 от Луки, на четвертой – 18 и 19 от Иоанна. Во время чтения Евангелия молящиеся стоят с зажженными свечами в руках.

В конце службы все верующие подходят поклониться Распятию, которое на пассии выносится на середину храма.

Пресс-служба Архангельской епархии

Фото к новости:




Публикации

Как в раю
26 Апр 2018

Как в раю


Рай в представлении ранних христиан — город, Небесный Иерусалим. Откровение святого Иоанна Богослова рисует его образ через городскую символику — стены, украшенные драгоценными камнями, золотая улица, озаренная божественным светом. В Средние века появилось пасторальное представление о рае: луг, нежные животные, плеск речушек. Образ Небесного Царства стал одной из главных тем мировой культуры на протяжении многих столетий. Об этом рассказывает доцент кафедры культурологии и религиоведения Высшей школы социально-гуманитарных наук и международной коммуникации САФУ Ирина Фельдт.

Хвала владычествующему с благостию!
25 Апр 2018

Хвала владычествующему с благостию!


Шестьдесят секунд в минуту, час за часом, из года в год. Механически и порой бездумно мчимся мы от дольнего мира к горнему, зачастую полагая свое странствие бесконечным и ориентируясь на фантомные маяки. Между тем, вариантов будущего не так уж много — а именно два!

И увидите небеса отверстыми...
24 Апр 2018

И увидите небеса отверстыми...


Конечно же, говорить об аде и рае от себя мы не можем, поскольку там не были. Но есть люди, видевшие их. Таких свидетельств на самом деле много. Одно из первых и авторитетных  —апостола Павла, который  был восхищен до третьего неба: «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба» (Кор.12:2).

Святые заостровские люди
23 Апр 2018

Святые заостровские люди


Во времена господства больших городов все, что остается за их пространством и безостановочной жизнью, кажется почти иллюзорным. Лишь немногие уставшие от комфорта чудаки-эксцентрики и деловитые предприниматели, которых не отпускает малая родина, решаются освоить это забытое измерение под названием «сельская местность».