Заостровский священник: Лингвистический ландшафт Архангельска перегружен советскими терминами и непривлекателен

Церковь и общество14 Августа 2015

Идея переименования советских названий должна рассматриваться взвешенно и серьезно. Такое мнение высказал клирик Сретенского храма Заостровья иерей Димитрий Костюченко в рамках топонимической дискуссии в Архангельске.

По мнению священника, выпускника исторического факультета Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова, можно выдвинуть несколько аргументов в пользу того, что переименование улиц, названных в честь революционных теоретиков, палачей и идеологов советской власти, — это вполне возможный факт.

Исторический аргумент. «Нашему городу более 400 лет, при этом большая часть топонимов связана с именами людей, живших в XX веке. Ладно бы город был молодой, созданный в советскую эпоху, типа Северодвинска или Новодвинска. Есть, конечно, в столице Поморья и улицы в честь персон, живших чуть ранее. А где люди XVII, XVIII и XIX веков? Почему бы не восстановить справедливость? В Москве или Петербурге совершенно иной удельный вес исторических названий разных столетий», — сказал клирик заостровской церкви.

Нравственный, морально-этический аргумент. «Иметь в городе улицы, названные в честь не просто политиканов и разбойников, но в честь убийц, палачей и террористов и не замечать ничего плохого — это, по меньшей мере, странно! — выразил удивление священнослужитель. — И вообще, можно ли называть улицы в честь тех людей, которые сами от своих имен отказались? Володарский — Моисей Маркович Гольдштейн, однако мы его знаем под совсем другим именем, которое и красуется по недоразумению на аншлагах архангельских улиц».

Краеведческий патриотический аргумент. «Почему так мало топонимов у нас в честь людей, прославивших Поморье добрыми делами? Например, никак не увековечена память ученого мужа конца XVIII века, благодаря которому мы много знаем о Севере — Василия Крестинина. Можно назвать целую плеяду людей, много сделавших для города, их имена достойны передаваться из поколения в поколение», — отметил отец Димитрий.

Эстетический аргумент. «Лингвистический ландшафт нашего города перегружен советскими терминами и непривлекателен, — сказал священник. — Были и могут быть более красивые названия, чем Дзержинского, Урицкого и Карла Либкнехта. Благозвучие, порядок и красота в топонимике тоже имеют значение».

Когда-то сама мысль о возведении Михаило-Архангельского собора вызывала очень большие дискуссии, напомнил отец Димитрий: «Многие противники приводили аргументы, подобные тем, что звучат сегодня по поводу переименования улиц: "Зачем нам это, такие расходы, идея преждевременна". Соображения экономического и финансового характера очень часто служат противодействию благим намерениям. Мне представляется лицемерной такая позиция, ведь не секрет, что всегда можно найти, куда потратить деньги, и далеко не всегда в жизни средства используются по назначению».

Вопрос исторической памяти связан с общим уровнем культуры в нашем обществе, считает отец Димитрий: «Людям зачастую бесполезно объяснять, зачем нужна история, зачем нам связь времен и осознание своих корней. Имеет место невосприимчивость к таким вещам, духовная слепота и недостаток любви к своему краю».

Священнослужитель призвал архангелогородцев размышлять над историческими коллизиями и не стесняться высказывать свою позицию. «В век информации выразить мнение в Интернете может любой человек, можно составить петицию на известном сайте, можно собирать подписи. Если соберется большая группа заинтересованных людей, тогда есть смысл организовать мирные пикеты и донести до власти свою позицию. Семиотическая революция, последствием которой стало массовое переименование городов и улиц в СССР в XX веке, стала возможна, потому что в массах людей была готовность к этому. А миссия Церкви в процессе возвращения исторической памяти — молиться о даровании разумения нашим соотечественникам», — сказал отец Димитрий.

Напомним, что ранее митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил выразил надежду на исключение имен деятелей «красного террора» с карты столицы Поморья.

По словам владыки, в начале 1920-х годов Архангельск погрузился в хаос и мрак и стал называться «городом смерти»: «Расстреливали всех подряд, даже подростков выстраивали в шеренги и убивали. В честь комиссара Кедрова названа улица в нашем городе. Можно назвать и в честь Гитлера, других преступников. Думаю, что наступят времена, и улицы, названные в честь палачей, мы переименуем», — сказал владыка после богослужения в центре Архангельска в день явления Пресвятой Богородицы над городом, случившегося в 1919 году.

В свою очередь протоиерей Евгений Соколов предложил создать инициативную группу по переименованию улиц. «Необходимо настойчиво и упорно добиваться переименования улиц, названных в честь революционеров, палачей и преступников», — прокомментировал священник. 

Пресс-служба Архангельской епархии




Публикации

Вера без дел мертва
20 Янв 2022

Вера без дел мертва


Беседа главного редактора журнала «Литературные знакомства» Лолы Звонарёвой с митрополитом Архангельским и Холмогорский Корнилием.

Меньше кричать и больше молиться
12 Янв 2022

Меньше кричать и больше молиться


Размышления священника Петра Кузнецова о том, как сохранять мирный дух в наше время.

Выдержки из доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на ежегодном Епархиальном собрании духовенства города Москвы
23 Дек 2021

Выдержки из доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на ежегодном Епархиальном собрании духовенства города Москвы


О пандемии, вакцинации и прочем.

Александр Флоренский:  Отец Павел не хотел уезжать из своей страны, что бы в ней ни происходило
3 Дек 2021

Александр Флоренский: Отец Павел не хотел уезжать из своей страны, что бы в ней ни происходило


Об отце Павле Флоренском, репрессиях и преследованиях советской эпохи, о «человечной» святости и семейной памяти корреспондент «Вестника митрополии» Екатерина Суворова беседует с Александром Флоренским — российским художником, графиком, иллюстратором, внучатым племянником священника Павла Флоренского.